Юрий Вольных. Синдром Кувада

Заметка подготовлена для блога психоаналитического конгресса PIPOL10 — 2021 «Хотеть ребенка? Желание семьи и клиника родства»

Будет интересно рассмотреть, как формировалась «культура» к деторождению и самим родам у разных народностей. Оказывается, несмотря на широкую географию, ритуалы связанные с околородовым периодом очень схожи. Заслуживает особого внимания ритуальные практики под названием Кувада. Впервые этот термин употреблён антропологом Эдуардом Тайлором в 1865 г. Термин couvade произошёл от французского глагола — couver, означающего «высиживать птенцов» или «насиживать яйца». Кувада — это обрядовая имитация родовых мук мужем роженицы. Мужчина симулирует родовые схватки, ложится в постель роженицы, принимает поздравления с благополучным для него исходом родов, нянчит ребёнка, принимая на себя материнскую роль. Фактически, мужчина-отец присваивает материнство имитируя женщину, заступает на место матери («отцовская метафора» на этапе родов).

Этот обычай не является изолированным явлением, он распространен во всех частях света и отвечал некогда важным потребностям общества на определённом этапе его развития. В Южной Индии в племени Кораван мужчины, вместо женщин, употребляют асафетиду как укрепляющее лекарство после родов. В действительности это пример очень распространенного обычая «кувады», когда после родов женщины муж ее подвергается лечению. Часто он ложится на несколько дней в постель. 1

У индейцев Карибских островов, после родов женщина тут же поднимается и принимается за работу. Муж тем временем располагается в гамаке, поглаживает живот и жалуется на сильную боль. Обычай кувады ещё недавно существовал у индейцев Калифорнии и Южной Америки, на Никобарских островах, на Сулавеси, на Борнео.

Во Франции, в Беарни, рядом с рожающей женщиной клали одежду мужа, чтобы ему передавалась вся боль при деторождении. Подобные обычаи существовали у белорусов, а также в России, на территории граничащей с Беларусью, вплоть до XIX века. При родах жены муж надевал платье или юбку, повязывал голову платком и стонал. 2 Как раз у русских записан любопытный обряд: муж лежит на полатях и к его половым органам привязана нитка; когда роженица стонет, повитуха дергает за нитку, заставляя стонать и мужа. Здесь совмещается «рационализация» обряда (муж стонет от настоящей, а не мнимой боли) с вполне осмысленным с точки зрения ритуала — мотивом, т. к. нитка как бы «связывает» причину родов и ее следствие. Нитка связывающая мужчину и женщину, собственно делает очевидным причинно-следственные связи между пенисом мужчины и актом рождения. В данном случае, похоже речь идет о присвоении отцовства, так сказать аналог современного ДНК-теста на отцовство. 

В более широком смысле под кувадой понимают и такие явления, как соблюдение мужем определенных запретов до или после родов, но чаще имеется в виду прямая имитация родов.

По одной из версий, кувада зарождается во время перехода от матриархата к патриархату с целью утверждения отцом своих прав на ребёнка или же перехода от группового брака к парному. Так как старая матриархальная традиция была очень живучей, и для того чтобы её преодолеть, отцам пришлось совершать обряды, делающие их как бы второй матерью по отношению к ребенку.  Таким образом, кувада встречается лишь у народов, уже перешедших к отцовскому роду. Тем самым оно получало дальнейшее подкрепление. Патриархальность укрепляется не без ассимиляции материнского, женского начала. С этой точки зрения, радикальная патриархальность, наслаждающийся «отец первобытной орды» основывается на женском «не-вся», выходящая за рамки символического закона.

Ко времени перехода от группового брака к парному куваду рассматривали, как «последствие укрепления единобрачия» и поддержания традиционной модели семьи. 3

В честь этого обряда назван не менее любопытный феномен — симпатическая (воображаемая) беременность у мужчин, вероятно в случае мужской истерии.

Синдром Кувад — комплекс психогенных и психосоматических нарушений, который испытывает близкий к беременной женщине мужчина (чаще всего — муж, реже — отец или другой близкий родственник будущей роженицы). К основным симптомам заболевания относятся: утренняя слабость, снижение, извращение или повышение аппетита, практически ежедневная тошнота и рвота, частые запоры или, наоборот, поносы, желудочные либо кишечные колики, боль внизу живота. Эти симптомы сопровождаются эмоциональной неустойчивостью, повышенной раздражительностью, депрессией, внутренним напряжением, бессонницей, капризностью, крайним эгоцентризмом, нетерпимостью. Симптомы начинаются у мужа обычно на третьем месяце беременности жены и достигают своего пика к последнему месяцу беременности или к началу родов. После родов жены,  синдром мнимой беременности у мужа исчезает. Данный симптомокомплекс в той или иной степени переживают около 11 % мужчин детородного возраста. Характерно, что все эти мужчины воспитывались в матриархальных семьях. У таких мужчин в семье доминировала и диктовала свою волю властная и решительная мать.

Из-за вмешательства биотехнологического воспроизводства потомства в традиционной семье происходит дизъюнкция сексуальности супружеской пары и деторождения. Такое положение вещей приводит к исключению одного или даже двух родительских тел из процесса деторождения. Ребенок становится продуктом биотехнологического процесса, а не «дитя любви» мужчины и женщины. Теперь у женщины отпадает необходимость желать ребенка от своего мужчины или мужу просить у жены «подарить» ему наследника. Ребенок перестает быть «даром», а становится «товаром». 

Такая ситуация приводит к исчезновению внутри любовной пары потребности субъекта реагировать на бессознательное желание Другого, что не останется без последствий для развития клинической картины истерии. Я имею в виду самый загадочный и удивительный истерический симптом — мнимая (воображаемая) беременность. Этот симптом был центральным в переносных отношениях доктора Брейера и Анны О. Много лет спустя Йозеф Брейер рассказал Фрейду истинную причину прекращения лечения Берты Паппенгейм. «Вечером, того дня, когда все ее симптомы были устранены, его вызвали к ней еще раз. И он нашел ее смущенной и корчащейся от спазмов в животе. На вопрос, что случилось, она ответила: «На свет родилось дитя доктора Брейера», придя в ужас, он обратился в бегство передав пациентку своему коллеге». В тот момент, говорит Фрейд, у Брейера в руках был ключ, однако он не смог или не захотел им воспользоваться. 4 Именно этот истерический симптом послужил Фрейду толчком для изобретение психоанализа и построению концепции переноса.

Примечания:

  1. Тэйлор Э. Первобытная культура. Глава 2 Пережитки в культуре  — С.74
  2. Хазанов А. М.  Загадочная кувада: Советская этнография. — 1968. — № 3. — С. 116.
  3. Никольский В. К. Детство человечества. — М, 1950. — С. 95.
  4. Гай П. Фрейд. Глава 2 Создние теории — М.: КоЛибри, Азбука-Анти-курс, 2016.  — С.102