Габриель Тупинамба. Отрывок из книги «Желание психоанализа». Форма Другого и ее институциональное замыкание

Диалектика обобщения и регионализации

Наше предварительное исследование привело нас к первым догадкам в отношении теории институционального измерения психоанализа: клинический сеттинг, каким-то образом, как при входе в анализ так и при его окончании, окружен различными формами социальной инаковости, которые не только не могут быть непосредственно помыслены, но в которые в том числе нельзя вмешаться. Действительно, если воспользоваться понятиями Каратани, то можно сказать, что клинический сеттинг “схвачен” посредством практического процесса абстрагирования объекта психоанализа. Клиническое пространство полагается на определенное замыкание, возникновению которого способствуют деньги. И в то же время клиника не способна ничего изменить в том, как функционируют денежные отношения, сколь “символичными” они бы не были. Потому приходится задаться вопросом о том, как эта регионализация психоанализа (распознавание границ и условий его клинической эффективности) может привести нас как к обновленному пониманию как того, что происходит в этот замкнутом пространстве анализа, так и к более содержательной общей теории того, что оказывается по ту сторону этого пространства.

Несмотря на то, что наше исследование проходит в постоянном диалоге с политикой и философией, мы не заинтересованы в создании некой “философии психоанализа”, и легкомысленном утверждении того, что то, что в данный момент наличествует в его практических и теоретических процедурах, существует лишь по причине некой онтологической необходимости в этом. Хотя и существует возможность реализации совершенно легитимного философского проекта посредством вопроса о том, какая онтология требуется для существования психоанализа, — проект, который, как нам кажется, уже был широко исследован словенской школой, Аленом Бадью и Коджином Каратани — мы заняты противоположным изысканием. В этом переходе от общего к региональному мы спрашиваем себя: какого рода онтологическую специфичность необходимо приписать психоанализу как только мы определим ту общую онтологию, которой он может принадлежать? Другими словами, каковы те инварианты, которые непосредственно определяют эту специфическую дисциплину, что называется “психоанализом”?

И даже если этот второй вопрос выглядит столь же философским как и первый (и, да, он предполагает диалог с философией и другими дисциплинами мысли), — дело не в этом. Как только мы поймем, что является инвариантом в данном поле, и что логически должно оставаться неизменным, мы сможем понять то, что может меняться. Иными словами, вопрос состоит в том, каковы те определенности, которые ошибочно считаются необходимым фундаментом строгости и консистентности этого поля. Внятным образом артикулированные противоречия — это тот ценный инструмент, который нужен (как в текущей ситуации в психоаналитическом дискурсе) для разграничения инновационных мер и тех ограничений, которые безотчетно связывают их с текущими затруднениями, чтобы в итоге перенаправить их в сторону изобретательности и последующих экспериментов. Практический аспект этого исследования региональных условностей психоанализа может быть сокращен до следующего вопроса: где экспериментировать?

В течении следующих нескольких страниц мы попытаемся локализовать подобную скрытую переменную в аналитической теории переноса. Мы решили сосредоточиться на понятии отношений переноса по двум причинам. Во-первых, все наиболее конкретные аспекты аналитической процедуры, будь то вход в анализ, аналитическая работа, или конец анализа — все они артикулируются вокруг обращения с переносом, тогда как остальные три “фундаментальных понятия” психоанализа (влечение, повторение и бессознательное) обладают своего рода некой независимой метапсихологической консистентностью, действуя как таковые как до, так и в течении, и после анализа. Другими словами, похоже, что только границы переноса неявно накладываются на границы анализа, начала и конца аналитического процесса. И, во-вторых, предоставляя нам возможность реконструировать базовый концептуальный аппарат анализа с позиций конкретной аналитической последовательности, понятие переноса позволяет нам также и сформулировать ту проблему, которая волнует нас больше всего, а именно вопрос о специфике трансферного Другого в психоанализе. Этот вопрос раскрывает ту специфическую социальную форму инаковости, которая “отыгрывается” в том пространстве, что открывается не-отношениями между анализантом и аналитиком. 

Как мы и ожидали, этот вопрос только приобретает только большую ясность, когда мы также усваиваем и институциональную точку зрения в отношения психоанализа, и, таким образом, оказываемся способны распознать иные социальные формы, что избегают действенности клинического сеттинга. Если бы мы назвали этот широкий подход к клинике и метапсихологии “генеративным” измерением психоанализа, то возможно мы сможем предложить реконструкцию отношений переноса с позиций условий перспектив изучения трансферного материализма, поскольку он связан с изучением морфогенеза переноса с исторически определенной перспективы. 

Читать далее Габриель Тупинамба. Отрывок из книги «Желание психоанализа». Форма Другого и ее институциональное замыкание