89 лет со дня рождения Джеймса Хиллмана

hillman-tribute

В последнее время внимание на этот ресурсе уделяется, в основном, лаканианским штудиям, но сегодня хотим вам напомнить о товарище Хиллмане, напомнить небольшой цитатой из одного его выступления на Эраносе в 1968 году («Язык психологии и речь души»), частично объясняющего одну из сторон архетипического проекта:

Я  говорю о возвращении в Грецию не ради переложения психопатологии на схемы классической мифологии для нахождения божественного источника любого расстройства, что значило бы буквальное вещественное понимание расстройств, и такое понимание богов, в котором они были бы эмблемами, причинными механизмами. Мы не ищем новой, основанной на мифологии, патографии (например, Трикстер, Пана, Сатурна), так как каждый мифический образ несёт в себе собственным патологическим мотивом. Нам не стоит повторять старый путь изобретения очередного набора описаний. Нашей задачей является скорее переосмысление, и даже перепридумывание психопатологии посредством мифологического наблюдения за поведением и выслушивания речей как если бы они являлись сказками. Это значит слушать любые ответы на наши предложения “расскажите мне об этом” как истории, слушать “материал случая” как сказку. Или, возможно, это означает вернуться к случаю как к “Грехопадению”, к тому что это слово значило первоначально: падение вещей, cadere, с Небес, вероятно, случай и возможность недиагностированной жизни.

И так, мы возвращаемся к греческой мифологии не ради поисков основ для новой психопатологии, но потому что каждый обязательно возвращается к классическим истокам нашей культуры, когда находится в поисках воображаемых источников нового начала. Мы направляемся в Грецию ради археологии воображения.

Классическая мифология, какой мы её знаем, предлагает нам важное понимание страданий души. Она является коллекцией сильно взаимосвязанных семей историй, очень детально прописанных, но лишенных схематической системы. Психопатология также является семьёй взаимосвязанных детально описанных проблем, но которые также не могут быть систематизированны. Боги, подобно страданиям, сливаются друг с другом. Классическая мифология позволяет нам оставить эту привязанность к ящичкам для каждой проблемы, именованию каждой проблемы, именованию с последующим прогнозом. Мифология демонстрирует нам, что каждая проблема может принадлежать сейчас одному Богу, а потом другому, что её можно представить вначале так, а потом иначе. Подобно тому, как психологический диагноз может быть вначале одним, а потом другим, так и мифология позволяет вещам течь, быть в процессе. Миф — это описание процесса, он сам по себе является процессом. Он раскрывается, движется, и в своих различных узлах ведет к различным возможностям, в другие мифологемы. Его структура драматична, мифы саморазрешаются. В них патология и исцеления едины. Проблема, путь её разрешения, те формы, в которых миф проживается и проигрывает себя в страдании, passiones animae (претерпевание души), которые и приводят к нашей болезни, прогноз как ожидания её лизиса — всё это представлено в сказке. Сказки сами по себе обладают психопатологической стороной, потому что любые мифические стремления следуют некоторым абсурдным и странным мотивам. Например, миф столь же ясен как садизм, как компульсии, как ипохондрические жалобы или болтовня — в то же время он обитает в мире воображения, он далёк от реальности, его ясность — это ясность воображения. Мифические и психопатологические истории подобны друг другу. Мифические события намного более ясны, чем любая возможная концептуальная абстракция о них.

Компендиум Лакановских Терминов / Топология: Лента Мёбиуса между Тором и Кросс-Кап

Натали Шару

Компендиум Лакановских Терминов, стр. 204-210

Топология поверхностей

Краткая история

То, что позже обретёт имя топология, впервые было упомянуто Лейбницем (1646-1716) как анализ размещения (analysis situs), и этот же термин позже получит своё развитие в работах Эйлера, особенно в его работах посвященных многогранникам. Вскоре этой новой геометрией позиций заинтересовался Гаусс (1777-1855), который поспособствовал тому, чтобы этой дисциплиной занялся его ученик Листинг (1808-92). Листинг ввёл в обращение термин топология для определения этой “квази-математической дисциплины”, которая собственно ещё не существовала: “Так как термин ‘геометрия’ не характеризует должным образом такую науку, из которой исключены понятия меры и величины, и так как выражение ‘геометрия позиций’ уже занято за другой дисциплиной, а наша наука всё ещё не существует, я буду пользоваться термином ‘топология’, который нахожу удачным” (Pont, 1974, p. 110). Также Листинг определяет эту дисциплину как “учение о модальных отношениях пространственных образов”, и добавляет: “Я убежден в том, что она требует строгого исследовательского метода”. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Топология: Лента Мёбиуса между Тором и Кросс-Кап

Компендиум Лакановских Терминов / Борромеев Узел

Зита М. Маркс

КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР. 38-41

Фигура Борромеева узла, разработанная и пережившая несколько переопределений, позволила Лакану концептуализировать и проиллюстрировать взаимозависимость регистров Воображаемого, Символического и Реального. Регистры концептуально связаны таким образом, что в случае нарушения, разрыва или схлопывания одного, все остальные также оказываются этим затронуты. Также структура этого узла подразумевает неиерархическую организованность эти трёх регистров, то есть никакой из регистров не является более приоритетным, чем любой из остальных. “Никакого привилегированного пункта нет — цепочка строго однородна.” (Лакан, Ещё, стр. 154 / Encore, p. 130)

Борромеев узел является примером топологической структуры, одним из тех, которыми Лакан пользовался в своём учении, которое стремилось оказаться под влиянием формальной логики и математической формализации. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Борромеев Узел

Вольфганг Гигерих. Серьёзное Недоразумение: Синхронистичность и Создание Смысла.

В академической и научной сферах, считается самим по себе разумеющимся, что в обсуждении того или иного автора всегда основываются на исходном тексте его работ. Теологические работы о библейских событиях не будут выглядеть достаточно серьёзными, если автор знаком только с Библией короля Якова 1, и не был знаком с древнееврейским Старым Заветом и греческим Новым Заветом. Философ, пишущий о Платоне, обязан читать диалоги Платона в оригинале. Филолог, решивший предложить свою интерпретацию драм Шекспира, основывающийся только на его французском переводе, может вызвать лишь смех. Но, похоже, что этот принцип не работает, когда дело доходит до Карла Юнга. Множество опубликованных статей и работ о Юнге основываются на английском переводе его Собрания Сочинений (в дальнейшем GW и CW). И даже диссертации, произведенные университетским и академическими “юнгианскими исследованиями”, обычно выдают незнание Юнга их авторами, и в результате мы имеем дело с “R.F.C. Hall исследованиями” 2. Можно заявить, что нанесённый вред не так уж и велик, так как это всего лишь вопрос общих черт юнгианского мышления. Но это становится действительно проблематичным вопросом, когда мы имеем дело с обсуждением некоторых юнгианских формулировок. И, в этом случае, ярким примером является тема синхронистичности, которая определяется как “смысловые совпадения”, то есть, другими словами, тема непосредственно связанная с вопросом смысла.

Читать далее Вольфганг Гигерих. Серьёзное Недоразумение: Синхронистичность и Создание Смысла.

Примечания:

  1. Перевод Библии на английский язык, выполненный под патронажем короля Англии Якова I и выпущенный в 1611 году.
  2. Американское издательство юнгианской литературы.

О Любви и Сексуации у Бадью и Лакана

Представляем вам статью из книги Эммета Лаора «Желать во Имя-Отца. Монотеизм и Сексуальное Различие», посвященной, как нам кажется, достаточно парадоксальному применению мысли Лакана для некоторого рода восстановления Бога и размышлений о сексуальном различии в современном обществе, что не заметно в той вступительной главе, которую перевели мы, посвященной критике идей Бадью о любви посредством графа сексуации у Лакана:

Бадью постоянно настаивает на том, что между мужской и женской позициями нет ничего общего (WIL 267), но это скорее похоже на некую тавтологическую аксиому, постулируемую Бадью ради учреждения определенной точки зрения. Фактически, большинство проведенных Бадью анализов выглядят скорее некой логической игрой, основанной на постулировании аксиом и раскручивании логических выводов, не имеющих никакого отношения к разговору о любви. Кажется, Бадью считает, что с момента того, как Лакан установил, как мы увидим далее, что разделение людей можно объяснить согласно их отчуждению в означающем, то можно пользоваться любыми логическими заключениями для того, чтобы объяснить половое различие. Но, в таком случае, Бадью упускает то, что в графе сексуации у Лакана логическое измерение является лишь половиной истории.

Читать полностью

Компендиум Лакановских Терминов / Идеальное Я

Югетт Гловински

КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР. 83-86

Лакан в Семинаре I (1953-54, стр. 169) указывал на однозначную связь между идеальным я и зеркальным образом, и на его основания в иллюзии целостности, что позже он развил в Écrits (1977, глава 1). Будучи gestalt’ом (целым), идеальное я функционирует как первичное целостное эго, и, будучи образом, оно — идеально.

В этом последнем определении Лакан опираясь на работу Фрейда, связывая идеальное я с нарциссическими процессами идеализации и величия, утверждал, что идеальное я является идеалом нарциссического всемогущества, происходящего из инфантильного нарциссизма. Таким образом, идеальное я основывается одновременно и на нарциссической идеализации, и на зеркальном образе целостности. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Идеальное Я

Висенте Паломера. Этика Истерии и Психоанализа

Статья из 3 номера “Lacanian Ink”, текст которой был подготовлен по материалам выступления на CFAR в Лондоне, в 1988 году. Оригинал на английском.

Всем известно, что именно слушая истеричек, Фрейд открыл совершенно новый режим человеческих отношений. Психоанализ был рождён встречей с истерией, и потому, подобно Лакану, сегодня нам следует спросить себя — куда пропала истерия того времени? Анна О, Эмми фон Н. — разве жизни этих удивительных женщин принадлежат уже другому миру? Лакан связывал рождение психоанализа с викторианским временем, так как Виктория была той женщиной, которая знала как навязать свои идеалы в эпоху, носившую её имя. В одном из своих семинаров Лакан сказал: “такое разрушение было необходимо для того, что смогло произойти то, что я называю пробуждением”. Сеет ли истерия сегодня панику? Изменилось ли сегодня её место в обществе? И так, начнём разбираться с этими вопросами.

С другой стороны, имеет ли современный психоанализ IPA дело с вопросом наличия или же отсутствия истерии? Мир как таковый исчез из некоторых психиатрических справочников. Во время одного из последних Международных Психоаналитических Конгрессов проходила секция посвященная истерии, на которой психоаналитики различного толка обсуждали истерию, многие из которых считали истерию защитой, поддерживающей дистанцию и держащей под контролем расстройства, которые они описывали словами “примитивные”, “психотические”, “не-сексуальные”. Как вы знаете, представления об истерии как защите не являются чем-то новым, они уже представлялись подобным образом некоторыми кляйнианцами, например, Фэйрбейрном. Я хочу продемонстрировать вам, что подобные представления рано или поздно приводят к замешательству. Другими словами, психиатры избегают того вызова, который ставит истерия.

Именно об этом шла речь в недавнем номере Международного Психоаналитического Журнала посвященного истерии, в котором многие авторы, принадлежащие к так называемое Французской Школе Психоанализа, обращались к наследию Лакана, чем они и разбавилисвойственную IPA эклектическую традицию. Как вы уже могли заметить, дело в том, что “Лакан повсюду”. Читать далее Висенте Паломера. Этика Истерии и Психоанализа

Компендиум Лакановских Терминов / Объект а

Зита М. Маркс

КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР. 122-129

L’objet petit a, объект-причина желания, часто переводят как “объект а” или как “объект малое а”. Лакан полагал его одним из наиболее значительных и важных, введенных им определений, и его можно понимать как понятие, характеризующее психоанализ как способ исследования, подобно тому как математика или физические феномены характеризуют числом или количеством. Оно неразрывно связано с понятием фантазма, и подобно тому, как “жуткое” может представлять из себя элемент теоретического арсенала Фрейда, также являясь, вероятно, и теоретическим предшественником объекта а, последний может рассматриваться как элемент теоретического арсенала лакановской мысли. Оно играет ключевую роль в постепенном развитии и пересмотре работы Лакана, хотя его определение всё равно остаётся сомнительно сложным, а порой и случайным. Несмотря на то, что объект а является фундаментальной концепцией, выделяется среди остальных в плане его многоликости и противоречивости (Брюс Финк, 1995), что становится очевидно в случае попытки обрисовать его концептуализацию в течении годов теоретической работы Лакана, несмотря на то, что она не характеризуется серьёзными эпистемиологическими изменениями. Читателю Лакана полезно помнить о том, что его работу можно охарактеризовать как “наработки” (англ. work in progress), что особенно применимо в отношении объекта а. Тем не менее, следуя тому, как это понятия применялось в работе Лакана в отношении к, например, появлению субъекта, посредничеству субъекта и Другого, логике фантазма, повторению, желанию и тд — существует возможность предоставить ориентировочное определение объект а (ориентировочное, так как ему нельзя предложить исчерпывающего определения). Более детальное объяснение потребовали бы пояснений, задействующих алгебраические формулы и топологгию. И, более того, следует понимать, что большая часть работы Лакана остаётся не переведенной, и даже неопубликованной. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Объект а

Компендиум Лакановских Терминов / Отчуждение и Сепарация

Югетт Гловински

КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР. 9-13

Лакан в XI семинаре (“Четыре основные понятия психоанализа”) вводит понятия отчуждения и сепарации как две комплиментарные операции, необходимые для образования субъекта. В этом семинаре отчуждение связывалось с разделением, расщеплением субъекта, происходящим в результате выбора между смыслом (произведённым означающим) и бытием.

Выбор смысла приводит к исчезновению бытия субъекта (Лакан называл этот феномен aphanisis), выбор бытия приводит к тому, что субъект впадает в бессмыслицу. Таким образом, исчезновение бытия Лакан связывает с существующим в поле Другого означающим, рисуя отчуждение функцией внешнего поля.

Концептуализация Лаканом бытия субъекта в данной модели, похоже, отсылает к внутреннему биологическому или чувственному функционированию, тогда как смысл связан с другим, чем-то вне себя. И платой за смысл является исчезновение субъекта или, другими словами, затмение бытия субъекта, когда означающее учреждает своё господство. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Отчуждение и Сепарация

Славой Жижек. Женщина — это Одно из Имён-Отца.

или

О Том, Как не Делать Ошибок в Чтении Формул Сексуации у Лакана

оригинал на английском на lacan.com

Обычной ошибкой чтения формул сексуации у Лакана 1 является превращение мужской и женской сторон в две определяющие мужскую позицию формулы, как если бы мужская была универсальной фаллической функцией, а женская — неуловимым остатком, избытком, исключением. Подобное прочтение абсолютно не соответствует мысли Лакана, утверждавшего, что само определение Женщины как исключения (в облике Дамы куртуазной любви) является преимущественно мужской фантазией. Еще одним примером подобного исключения, определяющегося фаллической функцией, можно назвать непристойную фигуру отца-jouisseur первобытной орды, не обремененного никакими запретами, благодаря чему он был способен наслаждаться всеми женщинами. И не разве фигура Дамы, свойственная куртуазной любви, соответствует ли всем этим признакам? Разве она не оказывается капризным желающим всего Господином, то есть, например, разве она, не стеснена никаким Законом, не вменяет ли она её рыцарю-слуге исполнение различных скандальных и эксцентричных испытаний? Читать далее Славой Жижек. Женщина — это Одно из Имён-Отца.

Примечания:

  1. Jacques Lacan, The Seminar of Jacques Lacan XX: On Feminine Sexuality, the Limits of Love and Knowledge, 1972-73 (Encore), New York: W.W. Norton, 1998. / Жак Лакан. Семинар XX. Ещё