Пол Верхаге и Фредерик Деклерк. Цель анализа Лакана: синтом или путь женщины

Verhaeghe, P. & Declercq, F. (2002). Lacan’s analytical goal: «Le Sinthome» or the feminine way. In: L.Thurston (ed.), Essays on the final Lacan. Re-inventing the symptom. New York: The Other Press, pp. 59-83.

Вступление

Фрейдовский анализ начинался как терапевтическое лечение, направленное на устранение патологических симптомов. Более того, у Фрейда было намерение утвердить каузальное лечение, которое бы устраняло симптомы навсегда. Его начальный энтузиазм касательно психоанализа как психотерапии уступил дорогу более пессимистичному взгляду к концу его профессионального пути. Вместе с тем, он рассматривал аналитический процесс в качестве «бесконечного», таким образом превращая психоанализ в невозможную профессию. В то же время, он разработал целую новую теорию психопатологии.

Со времени открытия Фрейдом бессознательного, патологический процесс рассматривается на основе защит, среди которых заметное место занимает вытеснение. То, что вытеснение само по себе является уже вторичным моментом в рамках динамики патогенеза, было до известной степени забыто после Фрейда. Безусловно, вытеснение является разработкой (elaboration) защитного процесса против влечения. Уже с самого начала своей теории Фрейд различал двойственную структуру внутри симптома: с одной стороны влечение, с другой – психика. В лакановских терминах: Реальное и Символическое. Это явно налицо в первом клиническом исследовании Фрейда – случае Доры. В этом исследовании Фрейд не дополняет свою теорию защиты, которая уже была разработана в двух статьях по защитным психоневрозам 1. Можно сказать, что сердцевина этого клинического случая содержится как раз в этой двойственной структуре, так как он фокусируется на Реальном, связанном с влечением моменте, который он именует “Somatische Entgegenkommen” (нем. «Готовность органа к соматическому отклику в ответ на психическое раздражение». — Прим.перев.). 2 Позже, в «Трех очерках», это будет названо фиксацией влечения. 3 С этой точки зрения, конверсионные симптомы Доры можно исследовать в двух перспективах: Символического, то есть вытесненных означающих или физических репрезентантов, и Реального, связанного с влечением, в данном случае оральным влечением.

Фрейд подтвердит эту гибридную структуру симптома в своих последующих клинических случаях. Фобия маленького Ганса основывается на и одновременно противостоит оральному, анальному и скопическому влечениям; обсессии Человека-Крысы возвращают к скопическому и анальному влечениям; и то же самое имеет место для фобии и конверсионных симптомов Человека-Волка 4.

В свете этой двойственной структуры, каждый симптом должен быть исследован двумя путями. Для Лакана как фобические, так и конверсионные симптомы сводятся к формальной оболочке симптома, то есть посредством их Реальное влечения обретает Символическую форму. 5 Понимаемый таким образом симптом – Символическая конструкция, построенная вокруг Реального ядра jouissance. Словами Фрейда, это похоже на «песчинку, вокруг которой образуется перламутровая раковина.» 6 Реальное jouissance является основой или же корнем симптома, тогда как Символическое имеет отношение к верхней части конструкции.

Как Фрейд, так и Лакан обнаружили, что именно этот корень симптома в Реальном препятствует терапевтической эффективности. Им пришлось признать тот факт, что сопротивление определенных симптомов интерпретации и возобновление симптомов после или в течение анализа полностью обусловлены этим корнем влечения. Мы можем продемонстрировать это, ссылаясь на два клинических случая Фрейда, по которым продолжались наблюдения.

Через шесть лет после анализа у Фрейда, Человек-Волк предстал перед другим психоаналитиком, Рут Мак Брунсвик. Она заметила изменение в характере Человека-Волка, аналогичное имевшему место в его раннем детстве: «В нынешней перемене характера присутствовала та же регрессия на анально-садистский или мазохистский уровень, но с пассивной ролью пациента.» 7 Переведя в лакановскую терминологию, мы можем понять эту регрессию в качестве “refente” (франц. «раскалывание, прорезание»; технич.термин, устаревшая форма. — Прим.перев.), расщепления субъекта Реальным анального jouissance. Во всяком случае, это то, что подсказывает следующее замечание Брунсвик: «В этом месте я просила бы читателя освежить в памяти тот фрагмент истории болезни моего пациента, который был описан Фрейдом под названием «Из истории одного детского невроза». Весь детский материал проявился и здесь; ничего нового анализ не обнаружил.» 8 Данное замечание подтверждает идею, что изменение характера вызвано Реальным влечения и не имеет ни малейшего отношения к любому Символическому материалу, который не был бы проанализирован в ходе анализа с Фрейдом. Действительно, утверждение Брунсвик о том, что дальнейший анализ с Человеком-Волком не обнаружил нового материала, ведет к заключению, что два анализа с Фрейдом исчерпали все Символические аспекты симптома. Вытеснения, безусловно, были преодолены, но корень влечения, с другой стороны, не был приведен к бездействию. Более того, очевидно, что анализ с Брунсвик, а также все последующие, в этом смысле не добились успеха; в возрасте 77 лет Человек-Волк был все еще терзаем анальным влечением.

Говоря о Доре, можно применить тот же логический ход мысли. Комментарий, опубликованный Феликсом Дойчем пятьдесят лет спустя анализа Доры у Фрейда, показывает, что первичные симптомы – катар, нервный кашель и афония – вернулись в своей первоначальной форме. 9 Очевидно, ограниченного анализа, предпринятого с ней Фрейдом, было достаточно для устранения Символического материала ее симптомов, но он не затронул отношения субъекта и орального влечения. Вследствие этого, оральное влечение вновь включило себя в цепочку означающих. 10

Таким образом, неудивительно, что Лакан рассматривает влечение как занимающее центральное место в том, что он именует наследием Фрейда. И действительно, вывод Фрейда после пятидесяти лет клинической практики может быть обобщен следующим образом: именно влечение определяет устойчивый успех лечения. 11 Такую же эволюцию можно обнаружить в работе Лакана: ранний Лакан будет фокусироваться на Символическом и Воображаемом, но начиная с Семинара 11 (1964) наибольшее внимание уделяется Реальному и влечению. Читать далее Пол Верхаге и Фредерик Деклерк. Цель анализа Лакана: синтом или путь женщины

Примечания:

  1. Freud, S. (1894). The neuro-psychoses of defence. SE III. Freud, S. (1896). Further remarks on the neuro-psychoses of defence. SE III.
  2. З.Фрейд, «Фрагмент анализа истерии (История болезни Доры)» (1905). S.Freud, Fragment of an Analysis of a Case of Hysteria (1905), SE VII, pp. 40-41.
  3. З.Фрейд, «Три очерка по теории сексуальности» (1905). S.Freud, Three Essays on the Theory of Sexuality (1905), SE VII, passim.
  4. З. Фрейд, «Анализ фобии пятилетнего мальчика (Маленький Ганс)». Freud, S. (1909a). Analysis of a phobia in a five-year-old boy. SE X. З.Фрейд, «Заметки об одном случае невроза навязчивости (Случай Человека-Крысы». Freud, S. (1909b). Notes upon a case of obsessional neurosis. SE X. З.Фрейд, «Из истории одного детского невроза (Случай Человека-Волка)». Freud, S. (1918). From the history of an infantile neurosis. SE XVII.
  5. J.Lacan, “De nos antécédents”, in Ecrits, Paris: Seuil, 1966, p.66.
  6. З.Фрейд, «Фрагмент анализа истерии (История болезни Доры)» (1905). S.Freud, 1905, op. cit., p.83.
  7. Р. Мак Брунсвик, «Дополнение к фрейдовской «Истории одного детского невроза»»; пер. с англ.: Ю.Данько; в: “Человек-Волк и Зигмунд Фрейд”, Киев, Port-Royal, 1996. Ruth Mack Brunswick, “Supplement to Freud’s History of an Infantile Neurosis,” in M. Gardiner, The Wolf-man by the Wolf-man, New York: Basic Books, 1971.
  8. Там же.
  9. F. Deutsch, “A footnote to Freud’s Fragment of an Analysis of a Case of Hysteria,” in C. Bernheimer & C. Kahane (Eds.), In Dora’s Case: Freud – Hysteria – Feminism, New York: Colombia University Press, 1985, pp. 35-44.
  10. Соответствующее обсуждение перехода буквы в означающее см.ниже.
  11. З.Фрейд, «Анализ конечный и бесконечный»; Ж.Лакан, Семинар 1 «Работы Фрейда по технике психоанализа». S.Freud, Analysis Terminable and Interminable (1937), SE XXIII, p.224 ff. ; J. Lacan, The Seminar, Book I. Freud’s Papers on Technique, 1953-1954, ed. J.-A. Miller, trans. J. Forrester, Cambridge: U.K., Cambridge University Press, 1988.

Мари-Элен Брусс. Когда образ назначает себя судьбой

Оригинальный текст из The Sythome 14 на lacan.com

Речь пойдёт об образе мертвого голубя, обнаруженного на дне мусорного ящика. Как этот образ обозначил судьбу субъекта? Как этот образ обрёл свою структурирующую силу? Этот вопрос представляется нам парадоксом, поскольку, несмотря на некоторые ранние тексты Лакана о воображаемом, ограниченная символическим ось которого впоследствии была определена им как обладающая силой внушения, иллюзии, сокрытия, а образ был определён функцией неверного распознавания. “Структура — это не форма”, — пишет Лакан в “Note on the report of Daniel Lagache” (Ecrits, pp. 649): структура — это сама означающая артикуляция как таковая. Читать далее Мари-Элен Брусс. Когда образ назначает себя судьбой

Завершён перевод книги «Как Читать Лакана» Славоя Жижека

Мы, наконец-то, завершили перевод книги словенского философа Славоя Жижека, посвященный пониманию (чтению) мысли Лакана. Последняя глава посвящена вопросам перверсии в политике и фундаментализме (на примере письма Мохаммада Буйери), взаимоотношениям лжи и обмана (на примере пьес Шекспира), слиянию современной науки и религий, тому, зачем женщина может носить фальшивый половой член под своим платьем, а также вопросу того, что такое этика (на примере истории Софьи Карпай). И традиционно цитата из переведенной главы:

Фантазия — это не маска, скрывающая Реальное, но воображение того, что скрыто под ней. Поэтому, например, фундаментальной фантазией мужчины является не соблазнительная женщина, но то, что за её соблазнительной внешностью, скрывается некая неуловимая загадка.

Обновления в переводе книги Славоя Жижека “Как Читать Лакана”

Мы продолжаем перевод книги словенского философа Славоя Жижека, посвященный пониманию (чтению) мысли Лакана.  В последнее время были добавлены переводы трёх глав:

Читать далее Обновления в переводе книги Славоя Жижека “Как Читать Лакана”

Иллюзия Обмана?

«чувствуешь ли ты себя использованным, или тебе и вправду было хоть чуточку весело?»

(с) героиня фильма “Иллюзия Обмана”

Нам привычны кино-просмотры с последующими обсуждениями или анализами таких произведений кинематографа, которые обладают чем-то отличным от, так называемого, голливудского кино. и вы не увидите, чтобы кто-то устраивал просмотр и обсуждение очередной экранизации комиксов о Супермене, хотя его сверхчеловечность не менее занимательна, чем очередной продукт арт-дома. Как я ранее где-то указывал, Супермен, как и многие другие супер-герои, является сверхчеловеком не из-за своих сверх-сил, но из-за своей сверх-вины — разве не она скрывается в словах из другого супер-героического комикса (Человека-Паука): “с большой силой приходит и большая ответственность”. Что скрывается за таким легкомысленным отношением к голливудскому кино, за этой любовью упрекать фильмы (как иллюзию, сказку)  присутствующими в них ошибками и логическими нестыковками, например, проезжающим по горной дороге автобусом в одной из экранизаций фантазий Толкиена? Читать далее Иллюзия Обмана?

Вольфганг Гигерих. Цитаты

paul-kugler-james-hillman-e-wolfgang-giegerich

Немного о “Терапии и Мысли”. В случае “обладающей душой” психологии терапия – это не проект нашего исцеления, исправления неправильного, успешного достижения результатов. Терапевт – не целитель. У терапии нет программы. В каждом отдельном случае она желает направить то, что есть, к его глубинам, его истине. Таков opus. Именно так она достигает души, души в реальном.

— Вольфганг Гигерих, Душа Всегда Мыслит

Необходимо понимать душу как самопредъявление, самоопределение и саморепрезентацию внутренней логики и истины отношений человека с миром, его беседы с миром. С самого начала душа является продуктом, итогом, демонстрацией, а не натуралистическими “психическими фактами”, стоящими за этим продуктом. Душа существует только в том, как она себя проявляет.

— Вольфганг Гигерих, Идеи Юнга о Метаморфозе Богов и История Души

Сегодня мы понимаем эту внутреннюю противоречивость поиска смысла. В поисках смысла мы ищем истину, но, в тайне, тоскуем по вовлеченности [в жизнь]. Так как сам вопрос смысла и ценности жизни лежит в поле концептуального, потому он неизбежно помещает нас снаружи жизни и лицом к лицу с ней. Сам поиск смысла невольно обязан созидать то, чего он желает найти – логику или же синтаксис жизни, в виде смыслового содержания, или некоего варианта учения о мудрости, или веры, или идеологии, или, в конечном счёте, продукта. Именно поэтому сегодня смысл существует во множестве конкурирующих вариантов, представленных на продажу на огромном “рынке смысла”, поддерживаемом “индустрией смысла”, а мы оказываемся в роли потребителей, которые вынуждены совершать выбор и принимать решения об этих “смыслах”. И если мы приобретём определенный смысл, и заточим себя в нём, то всё равно ничто не сможет отменить факт того, что это лишь вторичное приобретение, что наша вовлеченность в него, если до этого доходит, подобна жизни в доме, который мы построили или же арендовали, что она не обладает априорностью и не является той необратимой вовлеченностью, которую мы искали.

— Вольфганг Гигерих, Конец Смысла

Юнг и Лопез-Педраза были правы, утверждая о том, что в интерпретации сновидения вам нужно быть как можно ближе к образу, что вам нужно «придерживаться его образов». Это действительно так. Но психология заключается в том, чтобы принимать образ сновидения по всей его полноте, а не только одну его половину — буквальный образ сновидения. Для того, чтобы действительно прилипнуть к образу, недостаточно сосредоточиться, как это обстоит в психологии воображение, только лишь на его содержательной части, на семантическом уровне образа, так как в таком случае мы обманываемся его буквальным видом, так как мы считаем, что представленное в сновидении — это phainomena, или даже эпифании, откровения архетипических истин. В тех случаях, когда мы наивно воспринимаем сновидение, мы парадоксально не прилипаем к образу сновидения, поскольку и именно потому что мы буквально прилипаем к образу. Для того, чтобы отдать образу сновидению должное, нам следует быть открытыми его логике или синтаксису, логической структуре сновидения, абстрактным формальным отношениям его отдельных элементов.

— Вольфганг Гигерих, Smuggling Inherent in the Logic of the «Psychology of the Unconscious»

Позволю себе небольшой комментарий о «пограничном расстройстве» и том, что в Японии называют «нарушением развития». Как психоз, так и невроз обладают неким критически важным содержанием: в случае психоза — это определённые истины души, в случае невроза — нулевой уровень содержания, или, буквально, независимость. Два других психических расстройства более не обладают подобного рода безусловными истинами или же содержаниями. Они происходят на уровне формы, предстают сугубо формальной игрой во всеобщем Beliebigkeit (произволе, «будь что будет» отношении). Они являются расстройствами субъективности, самопрезентации личности как субъекта (а не разума), и представляются эквивалентами медийной современности с её ни к чему не обязывающими представлениями, рекламой, «инсталляциями» искусства и тд.

— Вольфганг Гигерих, Невроз: Логика Метафизического Расстройства

Обновления в переводе книги Славоя Жижека “Как Читать Лакана”

Мы продолжаем перевод книги словенского философа Славоя Жижек, посвященный пониманию (чтению) мысли Лакана.

Добавлены еще две главы: одна — про интерпассивность, другая — психоаналитическое понимание фантазии. В этих главах прорабатывается далее понятие символического порядка и большого Другого, а также разбирается понятие фантазии и её отношения как к субъекту, так и к Реальному, которому посвящена следующая, готовящаяся в переводе, глава этой книги. И из них вы узнаете: что такое интерпассивность и как она связана с закадровым смехом в телесериалах, почему реалити-шоу никакие не «реалити», как большой Другой связан с истерией Ричарда II (Шекспир), чего общего у феминистических идей и неприятия кофе без кофеина, об основном противоречии между феминизмом и психоанализом, о том как фантазия скрывает Реальное в кинематографе, вымыслах театра и сновидениях, о том что ваше желание — это всегда желание другого, а также о том, каким образом права человека оказываются правом нарушение 10 библейских заповедей.

Читать далее Обновления в переводе книги Славоя Жижека “Как Читать Лакана”