Джеймс Хиллман. Игра в Терапию (отрывок из «Пересмотр Психологии»)

Игра в терапию проводит в жизнь архетипический мотив. Ещё в античности говорили, что исцелить от болезни может тот же Бог, который её и создал. Целитель — это болезнь, а болезнь — это целитель. Поэтому вопросом первостепенной важности есть вопрос «кто?», какая архетипическая личность вовлечена в психопатологический процесс. И, как это обычно обстоит с переводом древних психологических идей в современное секулярное знание, этим «кем» сегодня стал профессиональный терапевт.

Дать процессу патологизации клиническое имя — таков первый шаг профессионального терапевта в этой игре. Первый шаг — это не патологизация пациента. Его жалобы и странности — это еще не психопатология, пока мы им не дадим такое имя. Но, до тех пор, симптомы — это проявления психики, её способ бытия и самовыражения, часть её фантазии и её печали. Но в тот момент, когда то шаг называния совершён, рождается отдельная сущность, наделённая буквальной реальностью. И тогда, с одной стороны, я защищен от «этого» благодаря тому, что отделён от «него», так как «оно» обладает именем. Но, с другой стороны, я теперь «обладаю» чем-то, или даже «являюсь» чем-то: алкоголиком, обсессивным невротиком, депрессивным типом. И, даже более того, терапевт в таком случае становится тем самым Богом, который ввиду привнесения этого состояния, способен от него избавить. Пациент начинает верить в своего терапевта: «Только он способен мне помочь, потому что только он знает, что действительно не так». И это «что действительно не так» означает «что буквально не так», что было буквализировано в неверное благодаря игре в терапию.

В таком случае аналитик и пациент увязают в длительном анализе, так как аналитик становится единственным Богом истины, который всматривается в неисцелимую ахиллесову пяту пациента, его слабое место, его опасный секрет. В результате проницательность аналитика и раны пациента образуют архетипическую фигуру Раненого Целителя, еще один древний и архетипический мотив свидетельствующий о том, что болезнь и её исцеление есть одно и то же. Но сегодня Раненый Целитель оказался разделён на две половины: вся болезнь оказывается на стороне пациента, а всё здоровое — на стороне терапевта. Архетип оказывается расщеплён, и две его части оказываются погружены в процессы переноса и контр-переноса. Обе половины оказываются вовлечены в бесконечную эротическую и властную борьбу — таков садо-мазохизм игры в терапию. Неудивительно, что в терапии мы сталкиваемся с обилием разговоров о «сопротивлении», и огромным количеством учебников, описывающих методы его преодоления. Неудивительно также и то, что так сложно завершить этот длительный процесс анализа, так как оба его участники оказались захвачены буквальным отыгрыванием архетипической темы. Побочные эффекты такого терапевтического анализа также летальны, как и наркотики.

— Джеймс Хиллман, Пересматривая Психологию (Пересмотр Психологии)