Славой Жижек. Женщина — это Одно из Имён-Отца.

или

О Том, Как не Делать Ошибок в Чтении Формул Сексуации у Лакана

оригинал на английском на lacan.com

Обычной ошибкой чтения формул сексуации у Лакана 1 является превращение мужской и женской сторон в две определяющие мужскую позицию формулы, как если бы мужская была универсальной фаллической функцией, а женская — неуловимым остатком, избытком, исключением. Подобное прочтение абсолютно не соответствует мысли Лакана, утверждавшего, что само определение Женщины как исключения (в облике Дамы куртуазной любви) является преимущественно мужской фантазией. Еще одним примером подобного исключения, определяющегося фаллической функцией, можно назвать непристойную фигуру отца-jouisseur первобытной орды, не обремененного никакими запретами, благодаря чему он был способен наслаждаться всеми женщинами. И не разве фигура Дамы, свойственная куртуазной любви, соответствует ли всем этим признакам? Разве она не оказывается капризным желающим всего Господином, то есть, например, разве она, не стеснена никаким Законом, не вменяет ли она её рыцарю-слуге исполнение различных скандальных и эксцентричных испытаний? Читать далее Славой Жижек. Женщина — это Одно из Имён-Отца.

Примечания:

  1. Jacques Lacan, The Seminar of Jacques Lacan XX: On Feminine Sexuality, the Limits of Love and Knowledge, 1972-73 (Encore), New York: W.W. Norton, 1998. / Жак Лакан. Семинар XX. Ещё

Славой Жижек. Органы Без Тел / Фаллос

И так, что такое символическая кастрации, означающим которой выступает фаллос? Что значат слова о необходимости признать фаллос означающим? Мы, основываясь на знании традиционных ритуалов наделения властью, понимаем, что объекты, которые “символизируют” власть, вместе с этим вводят обладающего ими в должность эффективного осуществления власти. Когда король держит в одной руке скипетр, а на голове — корону, тогда и его слова считаются словами короля. Мои инсигнии (символы власти) происходят из-вне и не являются частью мою природы: я могу примерять и одевать их, чтобы осуществлять власть. И как таковые, они “кастрируют” меня, так как учреждают разрыв между тем мной, каким я действительно являюсь, и той функцией, которую я исполняю (я никогда не смогу полностью причаститься уровню исполняемой мною функции). Именно это понятие “символическая кастрация” и означает. Не “кастрация как некое символическое действие” (в том смысле, когда мы говорим, что мы “символические кастрированы”, так как лишены чего-то), но та кастрация, которая происходит по факту того, что мы погружены в символический порядок, что подразумевает наличие символических обязанностей. Кастрация — это разрыв между тем, кем я непосредственно являюсь, и теми символическими обязанностями, которые и наделяют меня “полномочиями”. В таком случае, она не является противоположностью власти, но синонимична ей, именно кастрация и наделяет меня властью. И потому фаллос не стоит считать неким органом непосредственного выражения моей жизненной силы, моего существа, моей потенции, но скорее отметиной, маской, которую я одеваю подобно тому, как король или судья носят свои инсигнии: фаллос — это одеваемый мною “орган без тела”, который привязывается ко мне, но так никогда и не становится его “неотъемлимой частью”, а оставаются торчащим наружу, странным и излишним “дополнением”.

Читать далее Славой Жижек. Органы Без Тел / Фаллос

Джеймс Хиллман. Раны Пуэра и Шрам Одиссея. Часть 2. Контейнирование / Дионис / Одиссей / Заключение

Читать первую часть

Контейнирование и Утечки

Четвёртой и суммирующей упомянутые ранее стороной ранимости пуэра является проблема сосуда. И тут нам стоит обратиться к Сократу, который в диалоге Платона “Горгий” сравнивал непосвященных, которых он описывал как “самых несчастных”, с дырявым сосудом. В психических глубинах Аида непосвященным уготована наиболее незавидная участь: они обречены на бессмысленное компульсивное повторение — на попытки наполнить дырявую бочку водой из решета 1. Непосвященные не обладают подходящим сосудом, их сосуд неспособен ничего сохранить, он негерметичен. Они переполнены жаждой, потому что не способны удерживать то, чем они обладают. Когда всё протекает мимо тебя, тогда и сама личность оказывается пропускающей, лишенной субстанции. В таком случае открытая рана может указывать на непростроенное психическое тело, которое согласно Платону является хранителем-защитником (но не тюремщиком) души. Поток жизненной энергии прорывается через тонкий контейнер психической кожи и все багровеет, что свидетельствует, согласно алхимикам, о нарушении работы. Читать далее Джеймс Хиллман. Раны Пуэра и Шрам Одиссея. Часть 2. Контейнирование / Дионис / Одиссей / Заключение

Примечания:

  1. E. Keuls, The Water Carriers in Hades (Amsterdam: A.M.Hakkert, 1974)

Джеймс Хиллман. Раны Пуэра и Шрам Одиссея. Часть 1. Раны / Увечья рук / Кровотечения

Он был сумасшедшим. Он был психопатом. Он был безумен и слеп. Ему всегда невезло с женщинами. Он был очень талантливым, очень чувствительным и очень упорным. У него было множество ран.

Элиа Казан о Джеймсе Дине

Истории о молодых богах и героях часто повествуют о их ранах, увечьях, и, порой, кастрации. Этот мотив увечий уже детально рассматривался Стивеном Сасом 1. Я разделяю его мнение о том, что символизм ран часто связан с творчеством (как, например, в случае Гефеста). Сас считает, что раны и увечья стоит интерпретировать как одностороннюю точку зрения. Но даже если покалеченная ступня и хромая нога свидетельствуют об односторонней неустойчивости, которая, вероятно, является источником творческого потенциала, и даже если подобное понимание можно усилить ввиду сексуального символизма стоп и ассоциаций с дьявольской хромотой, нам всё равно необходимо более детально исследовать символизм ран и увечий. Читать далее Джеймс Хиллман. Раны Пуэра и Шрам Одиссея. Часть 1. Раны / Увечья рук / Кровотечения

Примечания:

  1. S. Sas, Der Hinkende als Symbol (Zurich: Rascher, 1964); о (в основном, сексуальном) символизме увечий стоп — Aigremont, Fub- and Schuh-Symbolik und Erotik (Berlin, 1909); а также M. Stein, “Hephaistos: A Patter of Introversion”, Spring: An Annual of Archetypal Psychology and Jungian Thought (1973)