Вольфганг Гигерих. Конец смысла и рождение человека

Представляем вам перевод первой половины одной из важных работ Вольфганга Гигериха.

Но кто так безгранично тоскует по жизни? Только тот, кто ею не владеет, кто ушел с проторенного пути — одинокий человек.

Зигфрид Кракауэр (1913)

Одним из наиболее громких голосов, занимавшихся в течение прошлого века вопросом “смысла жизни” или, как мы могли бы перефразировать, вопросом “мифических”, “религиозных”, или “метафизических” смыслов, был голос Карла Густава Юнга. Движение его мысли пролегало меж двух полюсов. С одной стороны мы видим его неустанный диагноз, утверждение того, что “очевидно, у нас больше нет мифа”. “Наш миф стал немым и не дает никаких ответов”. Сегодня “мы стоим с пустыми руками, изумленные, и озадаченные […]”. “Нет больше богов, которых мы могли бы призвать […]” Юнг даже утверждал, что “нам лучше выступить с решительным признанием собственной духовной бедности и утраты символов, вместо того, чтобы вступать в наследство, законными наследниками которого мы совсем не являемся”. Он прекрасно понимал, что современный человек пребывает наедине с самим собой, там “где в холодном свете сознания, пустое убожество мира достигает самих звезд”Другой полюс его взглядов о смысле выходит на передний план, когда на свой диагноз (“нет, очевидно, у нас больше нет мифа”), он немедленно реагирует удивительным вопросом: “Но тогда что есть Ваш миф? Миф, в котором Вы на самом деле живете?” Юнг не признавал “нет” в качестве ответа. Он придерживался мнения, что значение обязательно присутствует и что утрата смысла в современном мире является основной причиной невроза. Невроз происходит из “бессмысленности и бесцельности” жизней тех, кто от него страдает. “Все банально, все есть ‘ни что иное как’; и это является причиной того, почему люди страдают от неврозов”. “Вы видите, человек нуждается в символической жизни, причём нуждается остро”.

Как в диагнозе утраты смысла, так и в идее крайней потребности в нём (которые появляются вместе в заявлении Юнга о том, что мы “даже не можем понять, что ни один миф не придет к нам на помощь, хотя мы и испытываем в нем насущную необходимость”) нет ничего нового. Данные вопросы уже были исследованы и над их решением трудились различными способами на протяжении, по крайней мере, ста лет до Юнга. XIX век не только открыл то, что приобрело известность под модным словечком “нигилизм”, определенным Ницше как отсутствие цели, отсутствие ответа на вопрос “Зачем?”; он также отчаянно пытался работал над созданием новой, окончательной цели жизни в виде новейшей утопичной системы. Достаточно упомянуть следующие три примера: Кьеркегор предложил прыжок в веру, Маркс обещал коммунистическое общество, а Ницше возлагал всю свою надежду на долгожданное появление того, кто ему виделся под символическим именем “Дионис”, который бы явился и вдохновил “Ариадну”, брошенную душу, готовую принять Диониса, покончив, таким образом, с бесплодностью XIX века.

Читать далее

Вольфганг Гигерих. Алхимическая работа против воображения

Отрывок из книги Вольфганга Гигериха «Логическая жизнь души»

Имагинальная психология кажется очень близкой к алхимии, которую она и считает базисом собственного подхода. Согласно её парадигме, алхимия находится по одну сторону с мифом. Но всё не так просто. И хотя алхимия несомненно пользуется имагинальным стилем мысли, сама суть алхимия скрывается в стремлении к преодолению воображения.

Юнг считал, что исторически алхимия была связующим звеном между прошлым (мифологией, гностицизмом и неоплатонизмом) и настоящим (современным состоянием души и психологией бессознательного и, особенно, собственной психологией бессознательного Юнга). Но мы видим алхимию также и связующим звеном между воображением и диалектической логикой. Читать далее Вольфганг Гигерих. Алхимическая работа против воображения

Карл Юнг. Два письма к Иоланде Якоби

Два письма к Иоланде Якоби, в которых Юнг писал о некоторых «словах», которыми он пользовался для описания своих идей.

Письмо от 15 апреля 1948 года 

Текст взят с блога carljungdepthpsychology.wordpress.com

Я понимаю, о чем говорил Фордхэм, но это никоим образом не совпадает с моим пониманием объективной психики. Подобным образом мы говорим об “объективном мире”, не подразумевая при этом того осознаваемого нами объективного мира. Не существует такого объекта, который мы могли бы познать полностью. Тоже относится и к коллективному бессознательному, оно может быть познано лишь частично, и именно в этой мере оно и становится сознаваемым объектом. Несмотря на то, что оно не перестаёт быть бессознательным, тем не менее оно может быть познано. Оно проявляется именно так, как и вещественный мир, который частично познаваем, а частично — нет, неведомо также как и объективное реальное, как то, что мне известно. Понятие “объективная психика” было выбрано мною в противовес “субъективной психике”, которая совпадает с сознанием, что в отношении объективной психики не всегда справедливо.

Я хотел поставить вас в известность в отношении моей позиции, так чтобы вы могли воспользоваться моим определением, если вам это понадобится.

С дружеским приветствием,

Искренне ваш Карл Густав Юнг. Читать далее Карл Юнг. Два письма к Иоланде Якоби

Грег Могенсон. Реконструируя Юнга

Оригинал на английском доступен по ссылке.

Объяснительные принципы — это только точки зрения, то есть манифестации психологической установки и априорных условий, при которых только и возможно какое бы то ни было мышление.

(с) Карл Юнг, Структура и Динамика Психического, стр. 13 (CW 8:5)

Современные попытки деконструкции текста Юнга идут путём поиска места его идей в историческом контексте тех дискредитированных теорий его времени, на которые Юнг полагался 1. Играя на этих изношенных и порваных нитях, современные критики распутывают сплетённое Юнгом облачение, или, по крайней мере, это так выглядит.

Понятие архетипа может быть наглядным примером этому. Деконструктивистские прочтения дискурса Юнга в отношении этой концепции подчеркивают его использование таких идей, как естественный отбор (Дарвин), наследование приобретённых признаков (Ламарк), а также повторение в онтогенезе филогенеза (Геккель). Эта практика исходит из допущения о том, что сомнительная слава указанных идей в соответствующих им дисциплинах (биология, этнология, антропология) приведёт к тому, что использующие их психологические размышления Юнга также окажутся сомнительными. Читать далее Грег Могенсон. Реконструируя Юнга

Примечания:

  1. Cf., Jeremy R. Carrette, «The Language of Archetypes: A Conspiracy in Psychological Theory,» Harvest: Journal for Jungian Studies, Vol. 40, London: C.G. Jung Analytical Psychology Club London, pp. 168-192; James G. Donat, «Is Depth Psychology Really Deep? Reflections on the history of Jungian Psychology,» Ibid., pp. 193-208; Richard Noll, The Jung Cult: Origins of a Charismatic Movement (Princeton, Princeton, University Press, 1994).

Вольфганг Гигерих. Юнг и Гегель. Перевод

Мы перевели статью Вольфганга Гигериха посвященную теме «Юнг и Гегель», отношению Юнга к Гегелю, месту гегелевской мысли в аналитической психологии Юнг, что в некотором смысле представляет из себя один из путей обсуждения взаимоотношений юнгианского психологического проекта и философии, а также определению места мысли в юнгианской психологии, что является краеугольным аспектом гигериховского пересмотра юнгианского проекта, выраженном в названии одной из его основных работ — «Логическая Жизнь Души».

 Предательство Юнгом Собственной Истины или Признание Кантианского Эмпирицизма и Неприятие Спекулятивной Мысли Гегеля

Если бы мы исходили из скудных упоминаний Гегеля в работах и письмах Юнга, а также из маргинального характера оставленных им комментариев, то нам бы пришлось прийти к заключению о том, что вопрос “Юнг и Гегель” лишен какого-либо значения. Но я собираюсь здесь показать, что та позиция, которую Юнг занял в “противостоянии Канта и Гегеля”, имеет далекоидующие последствия для всего юнгианского понимания психологии. Внимательное ознакомление с тем, каким образом Юнг думал о Гегеле, может привести к обнаружению фундаментального структурного недостатка в психологическом проекте Юнга, недостатка граничащего с систематическим, хотя и непреднамеренным, “предательством” собственной основы. В данном случае под “предательством” не подразумеваются умышленные стремления эго, скорее в нём обнаруживается объективное отношение.

Читать Далее

Субъект у Юнга / Юнгианская Самость: Субъект, Превосходящий Эго

Отрывок из книги Пола Кюглера «Вторжения в Немыслимое»

Одним из наиболее важных вкладов Юнга в западную историю субъекта было его осознание того, что в рамках личности имеет место не один, но два субъекта, что в те годы (1920ые) представлялось радикальной новой идеей. Юнг считал эго сознательным субъектом и артикулировал свою мысль о второй, более первичной психологической структуре, которая бы включала в себя сознательное и бессознательное измерения психики. Этого высшего другого субъекта Юнг назвал самостью. Эго в его отношении к самости занимает такое же положение, какое соответствует роли субъекта по отношению к дискурсу в случае критической теории. И поскольку картезианский субъект уступил своё онтологическое первенство языку, так и эго уступило своё первенство самости.

Самость была концептуализирована как инстанция, находящаяся в рамках психики и превосходящая эго, направляющая личность к взрослению и завершенности. Стремясь к репрезентации целостности психики, самость функционирует как само-регулирующееся образование, внутренняя система самопомощи. И хотя Юнг рассматривал самость ответственной за психическую целостность, создание личных ценностей, самоутверждение и индивидуацию, он, тем не менее, также признавал, что концепция самости является теоретическим домыслом:

«На данный момент я не обнаружил никакого устойчивого определенного центра в бессознательном, и я не верю, что такой центр может существовать. Я верю, что то, что я называю Самостью, является идеальным центром… мечтой о целостности» 1.

Юнгианская концепция самости лежит между модернистским понятием субъекта и пост-модернистским понятием дискурса или, возможно, бытием языка у Хайдеггера. И хотя своеобразное понятие самости отличается от того, что из себя представляет модернистский «субъект», оно всё равно несёт на себе ряд его характеристик: привилегированное положение, стремление к целостности, значение единства и исключительной идентичности.

Примечания:

  1. Цитата из книги Мигеля Серрано «Карл Юнг и Герман Гесс» [Miguel Serrano, «C.G. Jung and Herman Hesse: A Record of Two Friendships», tr. F. MacShane (New York: Schocken Books, 1968), p. 50]. В своих работах о самости Юнг осознавал, по крайней мере на теоретическом уровне, что самость-как-таковая принципиально непознаваема: «Я не хочу вводить в заблуждения, будто бы мне что-то известно о природе «центра» (самости) — потому что самость попросту непознаваема…» (Jung, CW 12, p. 327 / Карл Юнг, Психология и Алхимия). Для того, чтобы указывать на то, что самость является целостностью психики в отличии от эго, многие юнгианцы договорились писать Самость с большой «с».

Вольфганг Гигерих. Серьёзное Недоразумение: Синхронистичность и Создание Смысла.

В академической и научной сферах, считается самим по себе разумеющимся, что в обсуждении того или иного автора всегда основываются на исходном тексте его работ. Теологические работы о библейских событиях не будут выглядеть достаточно серьёзными, если автор знаком только с Библией короля Якова 1, и не был знаком с древнееврейским Старым Заветом и греческим Новым Заветом. Философ, пишущий о Платоне, обязан читать диалоги Платона в оригинале. Филолог, решивший предложить свою интерпретацию драм Шекспира, основывающийся только на его французском переводе, может вызвать лишь смех. Но, похоже, что этот принцип не работает, когда дело доходит до Карла Юнга. Множество опубликованных статей и работ о Юнге основываются на английском переводе его Собрания Сочинений (в дальнейшем GW и CW). И даже диссертации, произведенные университетским и академическими “юнгианскими исследованиями”, обычно выдают незнание Юнга их авторами, и в результате мы имеем дело с “R.F.C. Hall исследованиями” 2. Можно заявить, что нанесённый вред не так уж и велик, так как это всего лишь вопрос общих черт юнгианского мышления. Но это становится действительно проблематичным вопросом, когда мы имеем дело с обсуждением некоторых юнгианских формулировок. И, в этом случае, ярким примером является тема синхронистичности, которая определяется как “смысловые совпадения”, то есть, другими словами, тема непосредственно связанная с вопросом смысла.

Читать далее Вольфганг Гигерих. Серьёзное Недоразумение: Синхронистичность и Создание Смысла.

Примечания:

  1. Перевод Библии на английский язык, выполненный под патронажем короля Англии Якова I и выпущенный в 1611 году.
  2. Американское издательство юнгианской литературы.

Вольфганг Гигерих. Маленький Огонёк, Который Необходимо Нести Сквозь Ночь и Ураган, или Размышления о Состоянии Юнгианской Психологии Сегодня

Прошел век психологии. Рассыпались те великие ожидания начала двадцатого века, связанные с возникновением психологии, и, в особенности, терапевтической и глубинной психологии. Сегодня даже психоанализ Фрейда большинство воспринимает в неблагоприятном свете. Для психологической традиции Карла Густава Юнга ситуация же обстоит, с одной стороны, немногим легче, но, с другой, намного сложней. Легче, потому что большую часть своего времени она действовала на подветренной стороне других психологий, не привлекая к себе внимание. Намного сложней, потому что её сокровенная суть находится в угрожающем положении.

Читать далее Вольфганг Гигерих. Маленький Огонёк, Который Необходимо Нести Сквозь Ночь и Ураган, или Размышления о Состоянии Юнгианской Психологии Сегодня

Джеймс Хиллман. Великая Мать, Её Сын, Её Герой и Пуэр

Не будет преувеличением заметить, что все серьезные проблемы как личности, так и общества зависят от того, как психическое функционирует в отношении духа и материи.

— Карл Густав Юнг

Великая Мать Природа подтверждала свою силу и влияние … вплоть до сегодняшних дней. Именно она является die gut Mutter, именно её зубы и когни покрыты красным, это именно она “никогда не предавала любящие её сердца”, она уничтожает неприспособленных, волнуется всё более и более высокими формами существования, приказывает, планирует, предостерегает, карает и утешает… Из всего пантеона богов Великую Мать Природу … убить сложнее всего.

— Клайв Стейплз Льюис

I

В данной работе мы постараемся показать вам архетип пуэра в рамках такой структуры, в которой он выглядит феноменом, в основном, духовного порядка. Мы постараемся провести различия между пуэром, героем и сыном, указывая на то, что уступающий матери сын и преодолевающий её герой обретают собственное значние благодаря их типу отношений с великой матерью, в то время как пуэр определяется взаимотношениями полярности пуэр-сенекс. Доминанта развивающегося сознания, которая и определяет поведение эго-личности, может быть обусловлена как пуэром (с сенексом), так и сыном или героем (с богиней). Но аналитическая психология всё ещё мыслит пуэра вблизи с великой матерью, с материнским комплексом. Современная психология видит пуэра связанным с матерью, а героя — борящемся и преодолевающим её. (1)

Читать далее Джеймс Хиллман. Великая Мать, Её Сын, Её Герой и Пуэр

Фрейд, Какашки и Забывание Сновидений

Есть особая прелесть в расказывании фрейдистской истории о том, что младенец в какой-то момент своей жизни обнаруживает, что он наконец-то что-то способен делать, производить. И это что-то, конечно же, — какашки. В зависимости от первой мимической реакции людей на этот неожиданный разворот-поворот в их младенческое прошлое можно добавить ещё один, уже сюжетный, поворот о том, что именно какашки ребёнок может потом попробовать подарить родителям. После этого всегда начинается самое интересное, потому что многие в этой ситуации начинают говорить, что… ну, скажем так, что «их руки чисты», и даже вменяют рассказчику все эти странности.

Тут мне хочется отдать дань мифологическому богатству фантазии старика Зигмунда — сколь чудесна порой реакция людей на мифы его ребенка, психоанализа. Словно малыш-психоанализ появляется осветленный своей любовью и протягивает вперед свои руки, в которые и смотреть то не надо, ведь уже по запаху ясно что этот засранец притащил. Читать далее Фрейд, Какашки и Забывание Сновидений