Висенте Паломера. Этика Истерии и Психоанализа

Статья из 3 номера “Lacanian Ink”, текст которой был подготовлен по материалам выступления на CFAR в Лондоне, в 1988 году. Оригинал на английском.

Всем известно, что именно слушая истеричек, Фрейд открыл совершенно новый режим человеческих отношений. Психоанализ был рождён встречей с истерией, и потому, подобно Лакану, сегодня нам следует спросить себя — куда пропала истерия того времени? Анна О, Эмми фон Н. — разве жизни этих удивительных женщин принадлежат уже другому миру? Лакан связывал рождение психоанализа с викторианским временем, так как Виктория была той женщиной, которая знала как навязать свои идеалы в эпоху, носившую её имя. В одном из своих семинаров Лакан сказал: “такое разрушение было необходимо для того, что смогло произойти то, что я называю пробуждением”. Сеет ли истерия сегодня панику? Изменилось ли сегодня её место в обществе? И так, начнём разбираться с этими вопросами.

С другой стороны, имеет ли современный психоанализ IPA дело с вопросом наличия или же отсутствия истерии? Мир как таковый исчез из некоторых психиатрических справочников. Во время одного из последних Международных Психоаналитических Конгрессов проходила секция посвященная истерии, на которой психоаналитики различного толка обсуждали истерию, многие из которых считали истерию защитой, поддерживающей дистанцию и держащей под контролем расстройства, которые они описывали словами “примитивные”, “психотические”, “не-сексуальные”. Как вы знаете, представления об истерии как защите не являются чем-то новым, они уже представлялись подобным образом некоторыми кляйнианцами, например, Фэйрбейрном. Я хочу продемонстрировать вам, что подобные представления рано или поздно приводят к замешательству. Другими словами, психиатры избегают того вызова, который ставит истерия.

Именно об этом шла речь в недавнем номере Международного Психоаналитического Журнала посвященного истерии, в котором многие авторы, принадлежащие к так называемое Французской Школе Психоанализа, обращались к наследию Лакана, чем они и разбавилисвойственную IPA эклектическую традицию. Как вы уже могли заметить, дело в том, что “Лакан повсюду”. Читать далее Висенте Паломера. Этика Истерии и Психоанализа

Компендиум Лакановских Терминов / Объект а

Зита М. Маркс

КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР. 122-129

L’objet petit a, объект-причина желания, часто переводят как “объект а” или как “объект малое а”. Лакан полагал его одним из наиболее значительных и важных, введенных им определений, и его можно понимать как понятие, характеризующее психоанализ как способ исследования, подобно тому как математика или физические феномены характеризуют числом или количеством. Оно неразрывно связано с понятием фантазма, и подобно тому, как “жуткое” может представлять из себя элемент теоретического арсенала Фрейда, также являясь, вероятно, и теоретическим предшественником объекта а, последний может рассматриваться как элемент теоретического арсенала лакановской мысли. Оно играет ключевую роль в постепенном развитии и пересмотре работы Лакана, хотя его определение всё равно остаётся сомнительно сложным, а порой и случайным. Несмотря на то, что объект а является фундаментальной концепцией, выделяется среди остальных в плане его многоликости и противоречивости (Брюс Финк, 1995), что становится очевидно в случае попытки обрисовать его концептуализацию в течении годов теоретической работы Лакана, несмотря на то, что она не характеризуется серьёзными эпистемиологическими изменениями. Читателю Лакана полезно помнить о том, что его работу можно охарактеризовать как “наработки” (англ. work in progress), что особенно применимо в отношении объекта а. Тем не менее, следуя тому, как это понятия применялось в работе Лакана в отношении к, например, появлению субъекта, посредничеству субъекта и Другого, логике фантазма, повторению, желанию и тд — существует возможность предоставить ориентировочное определение объект а (ориентировочное, так как ему нельзя предложить исчерпывающего определения). Более детальное объяснение потребовали бы пояснений, задействующих алгебраические формулы и топологгию. И, более того, следует понимать, что большая часть работы Лакана остаётся не переведенной, и даже неопубликованной. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Объект а

Компендиум Лакановских Терминов / Отчуждение и Сепарация

Югетт Гловински

КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР. 9-13

Лакан в XI семинаре (“Четыре основные понятия психоанализа”) вводит понятия отчуждения и сепарации как две комплиментарные операции, необходимые для образования субъекта. В этом семинаре отчуждение связывалось с разделением, расщеплением субъекта, происходящим в результате выбора между смыслом (произведённым означающим) и бытием.

Выбор смысла приводит к исчезновению бытия субъекта (Лакан называл этот феномен aphanisis), выбор бытия приводит к тому, что субъект впадает в бессмыслицу. Таким образом, исчезновение бытия Лакан связывает с существующим в поле Другого означающим, рисуя отчуждение функцией внешнего поля.

Концептуализация Лаканом бытия субъекта в данной модели, похоже, отсылает к внутреннему биологическому или чувственному функционированию, тогда как смысл связан с другим, чем-то вне себя. И платой за смысл является исчезновение субъекта или, другими словами, затмение бытия субъекта, когда означающее учреждает своё господство. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Отчуждение и Сепарация

Славой Жижек. Женщина — это Одно из Имён-Отца.

или

О Том, Как не Делать Ошибок в Чтении Формул Сексуации у Лакана

оригинал на английском на lacan.com

Обычной ошибкой чтения формул сексуации у Лакана 1 является превращение мужской и женской сторон в две определяющие мужскую позицию формулы, как если бы мужская была универсальной фаллической функцией, а женская — неуловимым остатком, избытком, исключением. Подобное прочтение абсолютно не соответствует мысли Лакана, утверждавшего, что само определение Женщины как исключения (в облике Дамы куртуазной любви) является преимущественно мужской фантазией. Еще одним примером подобного исключения, определяющегося фаллической функцией, можно назвать непристойную фигуру отца-jouisseur первобытной орды, не обремененного никакими запретами, благодаря чему он был способен наслаждаться всеми женщинами. И не разве фигура Дамы, свойственная куртуазной любви, соответствует ли всем этим признакам? Разве она не оказывается капризным желающим всего Господином, то есть, например, разве она, не стеснена никаким Законом, не вменяет ли она её рыцарю-слуге исполнение различных скандальных и эксцентричных испытаний? Читать далее Славой Жижек. Женщина — это Одно из Имён-Отца.

Примечания:

  1. Jacques Lacan, The Seminar of Jacques Lacan XX: On Feminine Sexuality, the Limits of Love and Knowledge, 1972-73 (Encore), New York: W.W. Norton, 1998. / Жак Лакан. Семинар XX. Ещё

Компендиум Лакановских Терминов / Желание

Леонардо С. Родригез

Компендиум Лакановских Терминов, стр. 55-60

Жак Лакан о желании

Понятие желания лежит в центре психоанализа Лакана и является отправной точкой для его теоретических, этических и клинических построений. Хотя разработка этого понятия Лаканом и основывается, теоретически, на её истоках в мысли Фрейда, но далеко не исчерпывается ими. Лакан, с этической стороны, оригинальным образом прорабатывает связь между желанием и законом, и её влиянием на аналитическую практику.

С клинической стороны, внимание к желанию субъектя является постоянным условием психоанализа: окончание анализа требует не только наличия у анализанда знания о его/её желании, но также того, чтобы он поступал этически в согласии с этим знанием. Работа Лакана над этим понятием завершается введением понятия желания аналитика, которое, по его мнению, сообщает лечению направление и влияет на формирование бессознательного.
Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Желание

Компендиум Лакановских Терминов / Jouissance

Кармэлла Леви-Стокс

Компендиум Лакановских Терминов, стр. 101-109

Jouissance и глагол jouir обозначают чрезмерное удовольствие. Несмотря на то, что нельзя предложить точного перевода французского слова ‘jouissance’, его часто переводят как наслаждение, но слово наслаждение напоминаем нам об удовольствии, в то время как jouissance — это наслаждение, которое всегда обладает коннотациями смерти. Jouissance — это парадокcальное наслаждение, достигающее практически невыносимого уровня возбуждения. Потому, учитывая указанную специфику этого понятия, его оставляют непереводимым.

Лакан упоминает субъекта jouissance в своём высказывании об “этой непостижимой вещи, способной охватить весь спектр боли и удовольствия, которая на французском звучала бы как ‘sujet de la jouissance’” (Lacan, cited in Macksay and Donato, 1970). В jouissance присутствует элемент ужаса, связанный с эротикой влечения к смерти, и открывающий пугающие перспективы по ту сторону принципа удовольствия. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Jouissance