Эстелла Солано-Суарез. Идентификация с симптомом в конце анализа

Esthela Solano-Suarez «Identification au symptôme à la fin de l’analyse» Ornicar?

Для того чтобы говорить об идентификации с симптомом в конце анализа, нам необходимо принять гипотезу, согласно которой аналитический опыт, на своем завершающем этапе может произвести беспрецедентную связь с симптомом в терминах идентификации.

Лакан за время своего преподавания всего один раз высказывает подобное суждение, 16 ноября 1976 и то, только в форме вопроса. Впрочем, как учил сам Лакан: мы задаем вопросы не для того чтобы получать ответы, а что вопрос уже возникает как последствие ответа, который логически ему предшествует. Таким образом, мы могли бы предположить, что этим вопросом Лакан делится с нами чем-то, что он нашел в своей аналитической практике. В этом плане, если идентификация с симптомом в конце анализа становится для нас вопросом, то возможно как раз из-за ответа, который находится перед ним.

Ответ может происходить только из того чему учит нас аналитический опыт. В этом отношении Фрейд, изобретением психоанализа, пролагает путь для нового типа социальной связи. Если аналитический дискурс был способен возникнуть, то только в силу того что Фрейд, послушный истерику, начал верить что симптом о чём-то говорит. Затем, он подтвердил тот факт, что симптом не только говорит, но что он также реализует цель удовольствия. Психоанализ — это эпистемологическое последствие, выработка (élaboration) знания, произведенного в результате возникновения симптома. И эта выработка является следствием обхождения с симптомом, обхождения, которое является частью практики. В этом смысле, мы можем сказать, что люди приходят на анализ через дверь симптома.

Первый шаг, благодаря которому начинается психоанализ, должен совершаться всякий раз сызнова. Почему люди начинают свой анализ? Потому что они страдают от чего-то такого, от чего им хотелось бы избавиться. То, от чего они страдают переносится как недовольство, как что-то чуждое, что-то что беспокоит, лишает свободы, сковывает, принуждает. То, что они испытывают, замечают за собой, воплощают в своих действиях и от чего страдают навязывается как что-то чуждое наиболее интимному для их я. Это беспокоящая экстимность (extimite), интрузивная воля в я, более сильная чем я, которая “находится вне моего контроля!” Читать далее Эстелла Солано-Суарез. Идентификация с симптомом в конце анализа

Эдриан Прайс. В небокрестности Джойса и Лакана

В Bloomsday 1975 года по приглашению Жака Обера [Jacques Aubert] Лакан открывал пятый Международный Симпозиум по Джойсу в Сорбонне. Лекция Лакана была озаглавлена “Joyce le symptôme”. Его семинар того же академического года (Семинар XXIII: Le sinthome) был посвящен этой же теме. Когда Обер попросил Лакана предоставить текст этой лекции для публикации в сборнике материалов Конференции, Лакан предоставил ему сильно измененную версию, которая и была опубликована в 1979 году в сборнике Joyce & Paris.

Этим вечером я хотел бы вернуться к самому Семинару и к первой версии “Joyce le symptôme”, которая была расшифрована Эриком Лораном и опубликована Жаком-Аленом Миллером в 1982 году. Что поражает в чтении этой лекции вместе с чтением Семинара, так это то, что наиболее принципиальные моменты в течении года претерпели лишь незначительные изменения. Лакан совершает ряд открытий, который привели к практически незаметным изменениям его позиции, но основные важные замечания выделенные им из работы Джойса никоим образом не меняются с начала и до конца Семинара. И так, начнём с того, что еще до Семинара в отношении Джойса Лакан уже сделал два важных замечания, которые и определяли его исследование от начала и до конца.

Читать текст далее

Скачать pdf

Эрик Лоран. Меланхолия — боль существования и нравственная тру­сость

Текущее состояние клиники охвачено полным демонтажем категорий невроза, психоза и перверсии и продвижению новых синдромных континуумов, реорганизованных вокруг практики назначения лекарственных препаратов. Поскольку они по-прежнему структурированы текстами Фрейда, то можно предположить, что эти категории психоаналитической клиники всё-таки приняты во внимание. Таким образом, в психоанализе дебаты о клинических проблемах разошлись между позициями, которые предлагают сохранить, изменить или отказаться от фрейдовских категорий. Степень принуждения к рецептурным лекарствам различается в соответствии с той клинической областью, о которой идет речь, поэтому и решения могут разниться.

Я хотел бы исследовать клиническую проблему меланхолии в пределах этих более общих вопросов. С психиатрической точки зрения, эта проблема находится под постоянным анализом. Без этого термина не проходят главные конференции на тему депрессии, хронической ли или же не хронической, устойчивой или неустойчивой. Чувство новизны начинает исчезать, но сами эти постоянные встречи скрепляют новую парадигму и стремятся по аналогии расширить новую перспективу в соседние клинические области.

В клинике, на стыке психиатрии и психоанализа, мы больше не находимся в моменте смены ориентиров и подходов в отношении фрейдовской перспективы. Сейчас мы находимся в состоянии нового консенсуса, который должен быть объектом обзорных публикаций. И так, я начну с того, что задействую различные факторы смещения, которые и создали этот новый гомеостаз. Потом мы можем прочитать Лакана, чтобы снова найти нить фрейдовских апорий. После того, как мы перечитаем Фрейда, то, наконец, сможем очертить программу той работы, которая позволит нам реорганизовать клиническую перспективу нашего времени фрейдовским образом. Читать далее Эрик Лоран. Меланхолия — боль существования и нравственная тру­сость

Эрик Лоран. Два пола и Другое jouissance

Текст взят из журнала Lacanian Ink 40 «the body». Изображение — Марина Абрамович и Улай, перформанс ААА-ААА, 1977 год.

Эта полемика о сопоставимости мужских и женских желаний началась с того момента, как феминизм сшил социальную ткань современных индустриальных сообществ. Идентичны ли они и подобны, или же своеобразны и различны? И если это так, то насколько далеко можно зайти в отстаивании этого права на различие? Неужели столкновение неизбежно? И если имеет место некоторая отличительность, то является ли она препятствиям в этом поиске равноправия? Разве у этой борьбы за власть есть какое-то иное решение или же иной смысл отличный от отношений между противоборствующими силами?

Женщины просят избавить их от мужских бредовых идей о Другом поле, его блеске и загадочности. Они предпочитают сами говорить об этом, а также предпочитают считать самих себя скорее вторым, а не Другим полом. Разве мужчины не полностью сконцентрированы на собственном поле и патриархальной власти познания всего об эволюции мира? Разве факт того, что сегодня эта власть разделяется с женщинами во всём, не приводит к более высоким ставкам, к радикальному выбору между разделением и горизонтом ожидаемой комплиментарности? Что можно сформулировать как “женщина — это будущее мужчины”, или даже как “Одно — это Другой” (The One is the Other). Что психоанализ может добавить к этому? Психоанализ просто утверждает, что будучи отделенными от Другого jouissance мужчина и женщина находятся по одну сторону. Они разделяют лишь один вид jouissance — фаллический jouissance. В отношении же Другого у каждого из них свой путь, что, в свою очередь, неизбежно превращает их в два различных вида, что и представляется препятствием для культурального измерения полного сокрытия сексуации гендером. Читать далее Эрик Лоран. Два пола и Другое jouissance

Брюс Финк. Лакановский Подход к Диагнозу

Мы продолжаем перевод отдельных глав из книги Брюса Финка «Клиническое Введение в Психоанализ Лакана», посвященных лакановскому подходу в диагностировании психических структур психоза/невроза/перверсии.

Добавлен перевод первой половины главы посвященной структуре невроза.

Лакановский подход к диагнозу обязательно покажется странным тем, кто обучался DSM-III и DSM-IV. С одной стороны, он намного проще, но, с другой, более специфичен, чем то, что считается диагнозом в значительной части современного психологического и психиатрического мира. Диагностические критерии лакановской практики основываются сугубо на работах Фрейда, определенном прочтении и развитии понятий, которые были обнаружены в работах Фрейда, а также на работе проделанной некоторыми французскими и немецкими психиатрами (среди которых стоит упомянуть Эмиля Крепелина и Гаэтана Гасьяна де Клерамбо). Вместо того, чтобы продолжать увеличивать количество диагностических критериев, таким образом чтобы каждый новый клинически обнаруженный симптом или же ряд симптомов образовывали отдельное “расстройство”, диагностическая схема у Лакана отмечена заметной простотой и включает в себя только три категории: невроз, психоз и перверсию. И, в отличии от представленных в DCM-IV категорий, которые не предлагают никаких указаний в отношении того, каким образом психотерапевту следует взаимодействовать с различными категориями пациентов, лакановский диагноз непосредственно определяет задачи аналитика, а также ту позицию, которую ему следует занимать в переносе.

На наиболее базовом уровне, теория Лакана показывает, что некоторые из задач и техник, применяемые в отношении невротиков, являются непригодными в отношении психотиков. Причем они не только непригодны, но могут быть опасны и приводить к развязыванию психоза. Диагноз, согласно лакановской позиции, не является вопросом выполнения формальной бумажной работы, необходимой в определенных организациях и страховых компаниях, напротив, он критическим образом влияет на определение основного подхода терапевта в отношении лечение отдельного пациента, в верном позиционировании себя в переносе, а также в том, какого рода интервенции стоит совершать.

Содержание

Лакановский подход к диагнозу

Психоз

Форклюзия и отцовская функция

Лечение психоза: анализ случая

От отца к худшему

Невроз

Вытеснение

Возвращение вытесненного

Позиции лакановского субъекта

Истерия и невроз навязчивости

Анализ случая невроза навязчивости

Анализ случая истерии

Этиологические комментарии

Фобия

Перверсия

Пол Верхаеге. Психотерапия, Психоанализ и Истерия

Оригинальный текст на английском
Перевод: Оксана Ободинская

Фрейд всегда учился у своих истерических пациентов. Он хотел знать и поэтому он внимательно выслушивал их. Таким образом, как известно, Фрейд отточил идею психотерапии, которая на конец 19-го века отличалась значительной новизной. Сегодня психотерапия стала очень распространенной практикой; настолько популярной, что никто уже точно не знает, что она собой представляет. С другой стороны, истерия как таковая почти полностью исчезла, даже в последних редакциях DSM (Руководство по диагностике и статистике психических расстройств) не имеется упоминаний о ней.

Таким образом, эта статья о том, чего, с одной стороны, уже больше не существует, а с другой, о том, чего существует слишком много… Итак, необходимо определить, что мы, с психоаналитической точки зрения, понимаем под словом «психотерапия» и как мы продумываем истерию. Читать далее Пол Верхаеге. Психотерапия, Психоанализ и Истерия

Эрик Лоран. Психоз, или радикальная вера в симптом (2012)

Данный текст представляет из себя перевод английской транскрипции “Представления Темы Одинадцатого Конгресса Новой Лакановской Школы, Афины 2012”, который давался на французском языке на конгрессе НЛШ в Тель-Авиве, 17 июня 2012 года.

Как оказалось, этот текст Лорана доступен в другом переводе в 3 номере Международного Психоаналитического Журнала за 2013 год. 

 

Что мы называем “психозом”? Этот вопрос и является темой моего вступления к тому, что будет развито в подготовительной работе этого Конгресса так, чтобы в последствии пережить собственное скандирование в течении самого Конгресса. Я предлагаю заняться исследованием того, каким образом мы в своей сегодняшней практике считываем то значение, которое слово “психоз” несёт в психоанализе. Читать далее Эрик Лоран. Психоз, или радикальная вера в симптом (2012)

Психоанализ и КПТ / Жак-Ален Миллер — Ответ Психоанализа Когнитивно-Поведенческой Терапии

Этот текст является переводом транскрипции (подготовленной Natalie Wulfing и Bogdan Wolf) выступления Жака-Алена Миллера на Форуме “В Защиту Желания, Против КПТ”, который проходил в рамках Третьего Конгресса Новой Лакановской Школы Психоанализа в Лондоне, 21-22 мая 2005 года. Оригинальный текст на английском.

В Париже я пользовался словом “борьба” и говорил в категориях борьбы. Это связано с тем, что во Франции КПТ (когнитивно-поведенческая терапия) пока не заняла позицию доминирующей парадигмы, пока что она далека от этого. В нашей среде она является чем-то таким, что мы только лишь недавно обнаружили, тем, что не получило пока распространение в клиниках и других подобных заведениях. Столкнувшись недавно с поправкой Аккуайе и исследованием INSERM 1 она привлекла наше внимания, придя к нам из внешнего нам мира, будучи для нас чем-то новым и неожиданным. Мы не рассматривали КПТ со стороны клинической практики, и, вероятно, мы были невнимательны, так как за последние десять лет определенно была издана некоторая посвященная ей литература. Но она не была представлена в нашей повседневной практике. И как только мы поняли, что столкнулись с чем-то новым, мы заинтересовались этим. Как я считаю, именно потому что мы обнаружили КПТ во Франции столь неожиданным для нас образом, мы и обсуждаем её развитие здесь с вами, на этом Форуме в Лондоне.

Я не думаю, что вы устраивали подобного рода встречу раньше, тут в Англии или же во Фрейдовом Поле. Я считаю, что наше удивление, наше неведение, наше негодование и наш этический подъём во Франции, — все это некоторым образом повлияло на вас, и позволило вам задаться вопросом о том, существует ли между нашими ситуациями что-то общее. Отвечая на такой вопрос, я хочу заметить, что не считаю, что та борьба, которую мы инициировали во Франции, могла бы быть перемещена сюда. Нас сложно синхронизировать, так как вы уже давно имеете дело с тем, что у вас, как мне кажется хотя я и могу ошибаться, КПТ уже является доминирующей парадигмой терапевтических бесед. В этом заново созданном поле, которое назвали терапевтическими беседами, доминирующей парадигмой является КПТ, а не психоанализ. Разве это не так? Читать далее Психоанализ и КПТ / Жак-Ален Миллер — Ответ Психоанализа Когнитивно-Поведенческой Терапии

Примечания:

  1. Поправка Аккуайе предполагала сохранение психотерапевтической практики за психологами и медицинскими врачами. Ввиду сопротивления, оказанного союзом Ecole de la Cause Freudienne и ряда других “пси” организаций, эта поправка так и не была принята. Примерно в то же время, INSERM (Французский Институт Медицинских Исследований) опубликовал доклад об относительной эффективности различных психотерапевтических подходов. Вскоре стало ясно, что авторы этого доклада связаны с традицией когнитивно-поведенческой психотерапии. И, ожидаемо, измеряя эффективность в категориях исчезновения симптома, в отношении которого и запрашивалась терапевтическая помощь, этот доклад пришел к заключению, что наиболее эффективным подходом является КПТ.

Компендиум Лакановских Терминов / Символическое

Кэтрин Либрехт

Компендиум Лакановских Терминов,  стр. 198-203

Символическое в теории Лакана обычно ассоциируется с превосходством языка в человеческом субъекте, в связи с чем сразу приходит на ум фразы о том, что “бессознательное структурировано как язык” или что “субъект расщеплен языком”. Но, тем не менее, роль и значение символического развивались в течении работы Лакана, что подразумевает определенную трудность разговора о символическом. Одним из путей описания этого развития является учёт смещения фокуса с превосходства речи и языка к символическому порядку, основанному на означающем фаллоса, свидетельствующим о фундаментальной нехватке, к символическому как цепи означающих, конституирующих основной логический процесс.

Превосходство символического, то есть языка и речи, выходит на передний план в статье “Функция и поле речи и языка в психоанализе”, более известной как “Римская речь”, в которой было провозглашено известное “возвращение к Фрейду”. Лакан считал собственной задачей показать, что “свой подлинный смысл эти [фрейдовские] концепции получают лишь тогда, когда они ориентированы в поле языка и подчинены функции речи” (Écrits, p. 39 / Функция и Поле Речи в Психоанализе). Но это не означает, что именно в тот временной период роль языка была впервые представлена на лаканианской сцене. Уже в своей статье о “Стадии Зеркала” (1949) Лакан писал, что язык “восстановит функционирование этого Я во всеобщем в качестве субъекта” (Семинар II, стр. 509). Позднее, начиная с 1950ых, Лакан утверждает, что символическое отношение, основанное на взаимном признании и порядке закона, учреждается прежде структурирующего образа эго, подразумевая что воображаемый опыт уже вписан в регистр символического настолько рано, насколько это можно помыслить. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Символическое

Компендиум Лакановских Терминов / Воображаемое

Кэтрин Либрехт

Компендиум Лакановских Терминов, стр. 87-92

Воображаемое в теории Лакана непосредственно связано с рядом характерных понятий, большая часть которых была представлена в его статье о стадии зеркала (1949).

Этот ряд включает в себя понятия Gestalt (идеала), эго, идентификации, приманки, méconnaissance, зеркальности, двойника, объекта, (параноидного) знания и агрессивности. Из трёх регистров (порядков) субъекта воображаемое первым было представлено в работе и учении Лакана, и доминировало в его мысли до середины 1950ых.

Как таковое воображаемое не является фрейдистской концепцией, хотя Лакан говорит о том, что не стоит считать, что функция воображаемого отсутствует в текстах Фрейда. В своей работе над воображаемым Лакан полагается, по крайней мере, на три вещи: понятие Gestalt-а, этологию животных и раннюю теорию Фрейда о нарциссизме.

Согласно Лакану, функция Gestalt-а в поведении животных, которая особенно явно представлена в отношениях спаривания животных, представляет более ясное структурирование функции воображаемого у людей, чем это было возможно у Фрейда. Чтобы проиллюстрировать эту функция воображаемого в поведении животных Лакан обращается за примером к колюшке (Семинар I, стр. 183). Gestalten обнаруживается в запуске взаимодополняющего сексуального поведения самца и самки колюшки: они оказываются захвачены Gestalt-ом. Для животного субъекта типично, что он становится полностью идентичен тому образу, который запускает в нём определенную моторную деятельность. Человеческое же отношение к образу единства (Gestalt) обладает совершенно иным характером, что связано с фактом того, что приход человека в мир обусловлен структурно преждевременным состоянием, которое преодолевается на ранней стадии, стадии зеркала, посредством идентификации с единым образом тела. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Воображаемое