Джеймс Хиллман. Великая Мать, Её Сын, Её Герой и Пуэр

Не будет преувеличением заметить, что все серьезные проблемы как личности, так и общества зависят от того, как психическое функционирует в отношении духа и материи.

— Карл Густав Юнг

Великая Мать Природа подтверждала свою силу и влияние … вплоть до сегодняшних дней. Именно она является die gut Mutter, именно её зубы и когни покрыты красным, это именно она “никогда не предавала любящие её сердца”, она уничтожает неприспособленных, волнуется всё более и более высокими формами существования, приказывает, планирует, предостерегает, карает и утешает… Из всего пантеона богов Великую Мать Природу … убить сложнее всего.

— Клайв Стейплз Льюис

I

В данной работе мы постараемся показать вам архетип пуэра в рамках такой структуры, в которой он выглядит феноменом, в основном, духовного порядка. Мы постараемся провести различия между пуэром, героем и сыном, указывая на то, что уступающий матери сын и преодолевающий её герой обретают собственное значние благодаря их типу отношений с великой матерью, в то время как пуэр определяется взаимотношениями полярности пуэр-сенекс. Доминанта развивающегося сознания, которая и определяет поведение эго-личности, может быть обусловлена как пуэром (с сенексом), так и сыном или героем (с богиней). Но аналитическая психология всё ещё мыслит пуэра вблизи с великой матерью, с материнским комплексом. Современная психология видит пуэра связанным с матерью, а героя — борящемся и преодолевающим её. (1)

Читать далее Джеймс Хиллман. Великая Мать, Её Сын, Её Герой и Пуэр

Вестник Перевода #5

Эго Сновидения

Наконец-то допереведена основная часть книги Джеймса Хиллмана о сновидениях, к которой подготавливали все предыдущие главы.

И традиционно ряд цитат:

Каждое утро мы повторяет историю нашей западной культуры. Каждое утро мы убиваем Сновидение, своего брата, умерщвляя его образы своими коцептуальными интерпретациями, которые поясняют эго прошедшее сновидение. Эго с помощью кофе (ритуала симпатической магии) ловит тени ночи и устанавливает над ними своё влияние. И никто не видит отметину Каина там, где мог бы быть третий глаз.

 

Любой путь в потусторонний мир пролегает через Стикс и преграды её ненавидящего холода. Это неизбежно и не стоит по этому поводу разводить сантименты. Любое правильное движение в мире ночи приводит к смерти того, к чему прикасаются. Мы сталкиваемся с напряжением, серьезным сопротивлением его пространств пронизанных пониманием, которое шокирует и возвращает к чувству смерти. Благодаря этой работе обнаруживается то, за что мы так упорно держались и с уверенность во что мы так долго жили. Работа со сновидениями трудна в ведении для терапевта и сложна в принятии для пациента. И похоже её невозможно вести самостоятельно, что, возможно, связано с тем, что мы не можем видеть там, где мы бессознательны. Но скорее это связано с нашим фундаментальным сопротивлением тому разрушению, которое подразумевает работа со сновидениями — уничтожению наших привязанностей и обнаружению наших неизменных глубин. Царица потустороннего мира — Персефона. Её имя означает “несущая разрушение”

 

даже когда воздушность и влажность понимаются психологически и метафорически (человек наполненный горячим воздухом, взлетающий к облакам и летающий слишком высоко или же слезливый, наивный, проникающий всюду), восприятие земли же все равно оказывается буквальным, проекциями на землю, тело и материю