Вольфганг Гигерих. Маленький Огонёк, Который Необходимо Нести Сквозь Ночь и Ураган, или Размышления о Состоянии Юнгианской Психологии Сегодня

Прошел век психологии. Рассыпались те великие ожидания начала двадцатого века, связанные с возникновением психологии, и, в особенности, терапевтической и глубинной психологии. Сегодня даже психоанализ Фрейда большинство воспринимает в неблагоприятном свете. Для психологической традиции Карла Густава Юнга ситуация же обстоит, с одной стороны, немногим легче, но, с другой, намного сложней. Легче, потому что большую часть своего времени она действовала на подветренной стороне других психологий, не привлекая к себе внимание. Намного сложней, потому что её сокровенная суть находится в угрожающем положении.

Читать далее Вольфганг Гигерих. Маленький Огонёк, Который Необходимо Нести Сквозь Ночь и Ураган, или Размышления о Состоянии Юнгианской Психологии Сегодня

Вольфганг Гигерих. Цитаты

paul-kugler-james-hillman-e-wolfgang-giegerich

Немного о “Терапии и Мысли”. В случае “обладающей душой” психологии терапия – это не проект нашего исцеления, исправления неправильного, успешного достижения результатов. Терапевт – не целитель. У терапии нет программы. В каждом отдельном случае она желает направить то, что есть, к его глубинам, его истине. Таков opus. Именно так она достигает души, души в реальном.

— Вольфганг Гигерих, Душа Всегда Мыслит

Необходимо понимать душу как самопредъявление, самоопределение и саморепрезентацию внутренней логики и истины отношений человека с миром, его беседы с миром. С самого начала душа является продуктом, итогом, демонстрацией, а не натуралистическими “психическими фактами”, стоящими за этим продуктом. Душа существует только в том, как она себя проявляет.

— Вольфганг Гигерих, Идеи Юнга о Метаморфозе Богов и История Души

Сегодня мы понимаем эту внутреннюю противоречивость поиска смысла. В поисках смысла мы ищем истину, но, в тайне, тоскуем по вовлеченности [в жизнь]. Так как сам вопрос смысла и ценности жизни лежит в поле концептуального, потому он неизбежно помещает нас снаружи жизни и лицом к лицу с ней. Сам поиск смысла невольно обязан созидать то, чего он желает найти – логику или же синтаксис жизни, в виде смыслового содержания, или некоего варианта учения о мудрости, или веры, или идеологии, или, в конечном счёте, продукта. Именно поэтому сегодня смысл существует во множестве конкурирующих вариантов, представленных на продажу на огромном “рынке смысла”, поддерживаемом “индустрией смысла”, а мы оказываемся в роли потребителей, которые вынуждены совершать выбор и принимать решения об этих “смыслах”. И если мы приобретём определенный смысл, и заточим себя в нём, то всё равно ничто не сможет отменить факт того, что это лишь вторичное приобретение, что наша вовлеченность в него, если до этого доходит, подобна жизни в доме, который мы построили или же арендовали, что она не обладает априорностью и не является той необратимой вовлеченностью, которую мы искали.

— Вольфганг Гигерих, Конец Смысла

Юнг и Лопез-Педраза были правы, утверждая о том, что в интерпретации сновидения вам нужно быть как можно ближе к образу, что вам нужно «придерживаться его образов». Это действительно так. Но психология заключается в том, чтобы принимать образ сновидения по всей его полноте, а не только одну его половину — буквальный образ сновидения. Для того, чтобы действительно прилипнуть к образу, недостаточно сосредоточиться, как это обстоит в психологии воображение, только лишь на его содержательной части, на семантическом уровне образа, так как в таком случае мы обманываемся его буквальным видом, так как мы считаем, что представленное в сновидении — это phainomena, или даже эпифании, откровения архетипических истин. В тех случаях, когда мы наивно воспринимаем сновидение, мы парадоксально не прилипаем к образу сновидения, поскольку и именно потому что мы буквально прилипаем к образу. Для того, чтобы отдать образу сновидению должное, нам следует быть открытыми его логике или синтаксису, логической структуре сновидения, абстрактным формальным отношениям его отдельных элементов.

— Вольфганг Гигерих, Smuggling Inherent in the Logic of the «Psychology of the Unconscious»

Позволю себе небольшой комментарий о «пограничном расстройстве» и том, что в Японии называют «нарушением развития». Как психоз, так и невроз обладают неким критически важным содержанием: в случае психоза — это определённые истины души, в случае невроза — нулевой уровень содержания, или, буквально, независимость. Два других психических расстройства более не обладают подобного рода безусловными истинами или же содержаниями. Они происходят на уровне формы, предстают сугубо формальной игрой во всеобщем Beliebigkeit (произволе, «будь что будет» отношении). Они являются расстройствами субъективности, самопрезентации личности как субъекта (а не разума), и представляются эквивалентами медийной современности с её ни к чему не обязывающими представлениями, рекламой, «инсталляциями» искусства и тд.

— Вольфганг Гигерих, Невроз: Логика Метафизического Расстройства