Джеймс Хиллман. О Молоке… И Обезьянах. III

Aurora Consurgens

Молоко. Начало.

Обезьяна. Середина.

Новый рассвет. Конец.

Для нашего прощального сообщения обратимся к павиану Тоту. Каждое сообщение есть ангел предшествующий приносимым им словам; он — понимание которое предшествует ограничевающему его языку подобному тому, как и природный свет предшествует нашему свету. Бог Тот, писец и учитель, который ведет души к высшим уровням понимания, вероятно и является той фигурой, которая стоит за обезьяной с картин Пикассо и «гиббоном в центре». Слово рождается из его молчания. Язык природы невыразим — он оперирует лишь знаками. Этот немой примат с его постоянно видимым фаллическим признаком является реформатором, перестройщиком и преобразователем. В нем всё есть одним: белиберда и наставления, сексуальность и логос, старая мудрость и Гермес. Тот творит историю своими записями. Читать далее Джеймс Хиллман. О Молоке… И Обезьянах. III