Джеймс Хиллман. Розовое Безумие. Цензура

Гера

Речь Афродиты
Образы — это Инстинкты
Цензура

Так как образы являются инстинктами, цензурирование образов становится подавлением инстинктов. Что же тогда происходит с жизненными силами граждан? В этом моменте тема цензуры перемещается из вопроса личного самовыражения и веры (связанных с первой поправкой Конституции США) к вопросу национального здоровья, и даже национальной безопасности. Это становится вопросом Коституции самой по себе, преамбула которой утверждает, что правительство США стремится к «обеспечению внутреннего спокойствия» и «содействию общему благосостоянию граждан».

Если спокойствие народа означает быть успокоенными, тогда принятие государственной цензуры может быть оправданно. Но, конечно же, тогда пробуждается порнография. Я настаиваю на том, что этот потенциал возбуждения подавленного инстинктивного воображения и провоцирования любопытства интересоваться тем, что скрыто — это и есть те стимулы, которые скрываются под болезненной внимательностью к порнографии в наше время во всех трех ветках правительства США.

Обратите внимание на то, что сейчас мы сдвигаемся от мифа к закону в соответствии с архетипической моделью человеческого сознания. Вместе с этим, обдумывание начинает заменять восхищение. Афродита сходит со своего трона — а nomos [человеческий закон (греч)] и themis [божественный закон (греч)] занимают его.

Читать далее Джеймс Хиллман. Розовое Безумие. Цензура

Джеймс Хиллман. Розовое Безумие. Образы — это Инстинкты.

Дюрер. Четыре Ведьмы

Речь Афродиты

Образы — это Инстинкты

Половое просвещение, обучающие книги о сексе, секс-терапия, секс-уроки — розовые ленты Афродиты окутали нашу культуру. И, при этом, миллиардная порно-индустрия — это лишь низшая лига в сравнении с навязчивой сексуальной одержимостью присущей нашей культуре в целом. Сейчас же, я хотел бы на время отойти от вопросов политики и морали, чтобы поговорить о психологии, а точней — о психологии образа.

Начнем с юнгианского взгляда на фантазийные образы, которыми, так или иначе, и является порно — сладострастными фантазийными образами. Юнг помещает образы и инстинкты в психологический континуум, словно в спектр [CW 8; 397-420 — Собрание Сочинений, том 8]. Этот спектр начинается с инфракрасного (красного) уровня телесного выражения инстинктивного желания и заканчивается ультрафиолетом (синим) образов фантазии. Согласно Юнгу эти образы фантазии являются моделями и формами желания. Желание — это не слепой импульс, но Юнг считал, что оно формируется моделями поведения, жестами, почерком, движениями танца, поэзией — и все эти примеры также являются фантазиями, которые представляют образы как инстинктивное поведение.

Читать далее Джеймс Хиллман. Розовое Безумие. Образы — это Инстинкты.

Джеймс Хиллман. Розовое Безумие или Почему Афродита порнографией сводит мужчин с ума?

Афродита

«Теперь вы согласитесь, что предпочитать мягкое [soft] твердому [в данном контексте, конечно же, жесткому — hard] — есть свидетельство… Эроса.» (с) Платон, Симпозиум. 

Речь Афродиты

Если священники, философы, поэты, а также стыдливые женщины полюбившие свои религии больше собственных тел запрут вас в чулан на сотни лет, чтобы вы сделали, чтобы показать смертным, что вы все также полны сил и жизни? Если вам не оставили места в действительной жизни, за исключением редких возможностей в определенных кругах связанных с вами, или же в отведенное на то время, или же только в случае определенных профессий. Если вы не находите для себя никакого общественного пространства, чтобы вместить себя в реальность средиземноморского благочестия, реформационного капитализма, железного века индустриализма, церемониального колониализма, научного прогрессивизма. Если бы для вас не осталось достойного места в этом большом буквальном мире — то единственным оставшимся путем для вас будет фантазия.

Читать далее Джеймс Хиллман. Розовое Безумие или Почему Афродита порнографией сводит мужчин с ума?