Пол Верхаеге. Психотерапия, Психоанализ и Истерия

Оригинальный текст на английском
Перевод: Оксана Ободинская

Фрейд всегда учился у своих истерических пациентов. Он хотел знать и поэтому он внимательно выслушивал их. Таким образом, как известно, Фрейд отточил идею психотерапии, которая на конец 19-го века отличалась значительной новизной. Сегодня психотерапия стала очень распространенной практикой; настолько популярной, что никто уже точно не знает, что она собой представляет. С другой стороны, истерия как таковая почти полностью исчезла, даже в последних редакциях DSM (Руководство по диагностике и статистике психических расстройств) не имеется упоминаний о ней.

Таким образом, эта статья о том, чего, с одной стороны, уже больше не существует, а с другой, о том, чего существует слишком много… Итак, необходимо определить, что мы, с психоаналитической точки зрения, понимаем под словом «психотерапия» и как мы продумываем истерию. Читать далее Пол Верхаеге. Психотерапия, Психоанализ и Истерия

Серж Котте. Весёлое Знание, Печальная Истина

Английский текст на сайте Lacanian Circle

Подобно тому, как истине не всегда следует быть произнесенной, так и нам не всегда стоит наслаждаться ею.

В “Сумерках идолов” Ницше предсказывал приход веселого, не обремененного истиной, знания. И если новая философия принесёт с собой некое преобразование, оно не может пройти безболезненно, не без ударов молота. Ницше говорит: “Философия создана для того, чтобы печалить людей. До сих пор она еще никого не опечалила”.

Mutatis mutandis, подобные размышления применимы и к психоанализу. У него также есть свои сумерки идолов, общей формулой которых могло бы быть заброшенность [фр. déserte] Другого и те аффекты, в которых она воплощается. Следует сказать, что психоанализ сохраняет определённую двойственность в отношении печали: с одной стороны, он подозревает “печальные” аффекты в двойной игре, игре соучастия, а, с другой стороны, она становится причиной коллапса тех иллюзий [англ. semblants], что делают глупцов счастливыми. Она приводит в отчаяние тех, кто греется в приятном свете розовых грёз. Мы говорим не о том, что психоанализ приводит к несчастью, но о том, что быть несчастным — это часть опыта, и что нам следует изучить то, в какой степени и когда быть несчастным.

И, более того, можно заметить, что депрессивный аффект “эк-зистирует” [англ. ex-sist] в психоанализе, другими словами, нет первого без второго. Потому психоанализ является не просто “объяснением” печали, а в той же мере и её причиной, и её опровержением. Этот вопрос и требует исследования. Читать далее Серж Котте. Весёлое Знание, Печальная Истина

Мари-Элен Брусс. Истерия и Синтом (1997)

Английский текст на сайте London Society of NLS

Отправной точкой моих рассуждений будет тема нашей работы в этом году — клиника истерии. Дела обстоят так, что, с одной стороны, аналитиков учат, Фрейд, Лакан и немногие другие, которые умели изобретать новое в психоанализе, а, с другой стороны, те их пациенты, речь [parole analysante] которых создавала реальное, которое было беременно знанием. Вот уже несколько лет как мои истерические пациенты учат меня связи истерического симптома и женской позиции. Своеобразие того случая, о котором я буду говорить далее, состоит в том, что он ставит вопрос об определении и границах истерического симптома, оставаясь при этом артикулированным в рамках его структуры, то есть в отношении вопроса о женщине.

Фрейдовская и лакановская клиника, являясь структурной клиникой, полагается на структурное различение невроза, психоза и перверсии, в котором истерический симптом и обретает условия своего функционирования и устройства. Тем не менее, с середины 1970-х Лакан прекращает ориентироваться сугубо на дифференциальную диагностику, и предлагает перспективу борромеевых узлов, с соответствующей постановкой новых определений симптома. Лакан даже обращается к древнему написанию, к “sinthome”, для того, чтобы концептуализировать то, что в симптоме не может быть редуцировано к структурному определению, то есть к “ангажированию языком” [langagière].

Одна из моих пациенток, ввиду типологии симптома доминировавшего в её психической организации и в её лечении, навела меня на мысль, в виде рабочей гипотезы, о возможности введения синтома в проблематику истерии. Читать далее Мари-Элен Брусс. Истерия и Синтом (1997)

Жан Ури, Гетерогенность (Ла Борд, 2004)

Интервью с Жаном Ури, проведённое Дэвидом Реджио (David Reggio, в дальнейшем ДР) и Маурисио Новелло (Mauricio Novello, в дальнейшем МН). Английский текст можно найти по следующей ссылке.

Разговаривая о Жане Ури невозможно не упомянуть психиатрическую клинику Ла Борд, которая была основана в 1953 году в одном старом замке на живописных просторах Кур-Шеверни 29-летним Ури, и которая задумывалась им как дом “институциональной психотепапии”. В англоговорящем мире (прим. пер. и в русскоговорящем) Ла Борд и практика институциональной психотерапии упоминаются обычно в связи с работами Феликса Гваттари, сотрудничавшего с Жилем Делёзом. И, тем не менее, её история и значение (институциональное, интеллектуальное, политическое), а также то широко развитое поле медико-философских исследований, которое дало ей рождение, так и остаются малоизвестны. Читать далее Жан Ури, Гетерогенность (Ла Борд, 2004)

Эрик Лоран. Психоз, или радикальная вера в симптом (2012)

Данный текст представляет из себя перевод английской транскрипции “Представления Темы Одинадцатого Конгресса Новой Лакановской Школы, Афины 2012”, который давался на французском языке на конгрессе НЛШ в Тель-Авиве, 17 июня 2012 года.

Как оказалось, этот текст Лорана доступен в другом переводе в 3 номере Международного Психоаналитического Журнала за 2013 год. 

 

Что мы называем “психозом”? Этот вопрос и является темой моего вступления к тому, что будет развито в подготовительной работе этого Конгресса так, чтобы в последствии пережить собственное скандирование в течении самого Конгресса. Я предлагаю заняться исследованием того, каким образом мы в своей сегодняшней практике считываем то значение, которое слово “психоз” несёт в психоанализе. Читать далее Эрик Лоран. Психоз, или радикальная вера в симптом (2012)

Психоанализ и КПТ / Жак-Ален Миллер — Ответ Психоанализа Когнитивно-Поведенческой Терапии

Этот текст является переводом транскрипции (подготовленной Natalie Wulfing и Bogdan Wolf) выступления Жака-Алена Миллера на Форуме “В Защиту Желания, Против КПТ”, который проходил в рамках Третьего Конгресса Новой Лакановской Школы Психоанализа в Лондоне, 21-22 мая 2005 года. Оригинальный текст на английском.

В Париже я пользовался словом “борьба” и говорил в категориях борьбы. Это связано с тем, что во Франции КПТ (когнитивно-поведенческая терапия) пока не заняла позицию доминирующей парадигмы, пока что она далека от этого. В нашей среде она является чем-то таким, что мы только лишь недавно обнаружили, тем, что не получило пока распространение в клиниках и других подобных заведениях. Столкнувшись недавно с поправкой Аккуайе и исследованием INSERM 1 она привлекла наше внимания, придя к нам из внешнего нам мира, будучи для нас чем-то новым и неожиданным. Мы не рассматривали КПТ со стороны клинической практики, и, вероятно, мы были невнимательны, так как за последние десять лет определенно была издана некоторая посвященная ей литература. Но она не была представлена в нашей повседневной практике. И как только мы поняли, что столкнулись с чем-то новым, мы заинтересовались этим. Как я считаю, именно потому что мы обнаружили КПТ во Франции столь неожиданным для нас образом, мы и обсуждаем её развитие здесь с вами, на этом Форуме в Лондоне.

Я не думаю, что вы устраивали подобного рода встречу раньше, тут в Англии или же во Фрейдовом Поле. Я считаю, что наше удивление, наше неведение, наше негодование и наш этический подъём во Франции, — все это некоторым образом повлияло на вас, и позволило вам задаться вопросом о том, существует ли между нашими ситуациями что-то общее. Отвечая на такой вопрос, я хочу заметить, что не считаю, что та борьба, которую мы инициировали во Франции, могла бы быть перемещена сюда. Нас сложно синхронизировать, так как вы уже давно имеете дело с тем, что у вас, как мне кажется хотя я и могу ошибаться, КПТ уже является доминирующей парадигмой терапевтических бесед. В этом заново созданном поле, которое назвали терапевтическими беседами, доминирующей парадигмой является КПТ, а не психоанализ. Разве это не так? Читать далее Психоанализ и КПТ / Жак-Ален Миллер — Ответ Психоанализа Когнитивно-Поведенческой Терапии

Примечания:

  1. Поправка Аккуайе предполагала сохранение психотерапевтической практики за психологами и медицинскими врачами. Ввиду сопротивления, оказанного союзом Ecole de la Cause Freudienne и ряда других “пси” организаций, эта поправка так и не была принята. Примерно в то же время, INSERM (Французский Институт Медицинских Исследований) опубликовал доклад об относительной эффективности различных психотерапевтических подходов. Вскоре стало ясно, что авторы этого доклада связаны с традицией когнитивно-поведенческой психотерапии. И, ожидаемо, измеряя эффективность в категориях исчезновения симптома, в отношении которого и запрашивалась терапевтическая помощь, этот доклад пришел к заключению, что наиболее эффективным подходом является КПТ.

Психоанализ и КПТ / Томас Сволос — Американская Чума

Перевод выступления Томаса Сволоса на Форуме “В Защиту Желания, Против КПТ”, который проходил в рамках Третьего Конгресса Новой Лакановской Школы Психоанализа в Лондоне, 21-22 мая 2005 года. Оригинальный текст на английском.

 

И так, чему мы могли бы научиться у крыс? Крысы сыграли удивительно важную роль при возникновении психоанализа и поведенческой психологии. В случае психоанализа я, конечно же, имею ввиду случая Эрнса Ланзера, Человека-Крысы. В отношении бихейвиоризма, я имею ввиду не эксперименты с крысами, но случай, имевший место в том же десятилетии, что и случай Человека-Крысы, и который, как анализ клинического случая, сыграл даже более определяющую роль в развитии бихейвиоризма, чем случай Человека-Крысы — в психоанализе. Речь идёт о представленном в 1920 году случае Альберта. И речь идёт не о лечении, но скорее об эксперименте. Экспериментаторы показывали девятимесячному ребёнку крысу, которой он не боялся, но удары молотка по стальной полосе над его головой вызывали у него страх и панику. Далее они усилили страх крыс у Альберта с помощью того, что каждый раз били молотком по этой полосе, когда он оказывался возле крысы, что по их утверждению свидетельствовало об закреплении страха. Также стоит сказать, что экспериментаторы предполагали, что такую реакцию можно было бы снять (по их словам, показывая ребёнку крысу и осуществляя стимуляцию его эрогенных зон), но это не было осуществлено, в результате чего у Альберта на долгие месяцы осталась фобия животных.

Мы описали вам эксперимент, проведённый Джоном Бродесом Уотсоном и его студенткой. На этом Форуме много внимания уделялось Скиннеру, который определённо заслужил это внимание. Учитывая его непрестанное продвижение и повсеместное распространение поведенческой парадигму во все области психологии, а также социологии, политики, образования и клинической практики, мы можем назвать его, не без некоторых сомнений, Ленином бихейвиоризма. И если Скиннер был Лениным, то Уотсон определенно был Марксом, и его лекция “Психология с точки зрения бихевиориста” определенно была Манифестом этого движения. Сравнивая Фрейда и Уотсона мы имеем дело с двумя различными этическими порывами: Фрейд внимательно следил за развитием истины симптома Человека-Крысы, надеясь при этом как-то смягчить его страдание, а Уотсон занимался поисками господского знания и его демонстрации вместе с тем, что мы могли бы назвать жестокостью в отношении Альберта. Мы имеем дело с обсессией Эрнста, которая был смягчена Фрейдом, и фобиями Альберта, вызванными Уотсоном. И именно в этом и заключается ирония современных психологических споров в том виде, какими мы их знаем, так как психоанализ Фрейда является подлинной эмпирической практикой, в то время как бихейвиоризм Уотсона представляется по сути практикой спекулятивной. Читать далее Психоанализ и КПТ / Томас Сволос — Американская Чума

Компендиум Лакановских Терминов / Символическое

Кэтрин Либрехт

Компендиум Лакановских Терминов,  стр. 198-203

Символическое в теории Лакана обычно ассоциируется с превосходством языка в человеческом субъекте, в связи с чем сразу приходит на ум фразы о том, что “бессознательное структурировано как язык” или что “субъект расщеплен языком”. Но, тем не менее, роль и значение символического развивались в течении работы Лакана, что подразумевает определенную трудность разговора о символическом. Одним из путей описания этого развития является учёт смещения фокуса с превосходства речи и языка к символическому порядку, основанному на означающем фаллоса, свидетельствующим о фундаментальной нехватке, к символическому как цепи означающих, конституирующих основной логический процесс.

Превосходство символического, то есть языка и речи, выходит на передний план в статье “Функция и поле речи и языка в психоанализе”, более известной как “Римская речь”, в которой было провозглашено известное “возвращение к Фрейду”. Лакан считал собственной задачей показать, что “свой подлинный смысл эти [фрейдовские] концепции получают лишь тогда, когда они ориентированы в поле языка и подчинены функции речи” (Écrits, p. 39 / Функция и Поле Речи в Психоанализе). Но это не означает, что именно в тот временной период роль языка была впервые представлена на лаканианской сцене. Уже в своей статье о “Стадии Зеркала” (1949) Лакан писал, что язык “восстановит функционирование этого Я во всеобщем в качестве субъекта” (Семинар II, стр. 509). Позднее, начиная с 1950ых, Лакан утверждает, что символическое отношение, основанное на взаимном признании и порядке закона, учреждается прежде структурирующего образа эго, подразумевая что воображаемый опыт уже вписан в регистр символического настолько рано, насколько это можно помыслить. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Символическое

Компендиум Лакановских Терминов / Воображаемое

Кэтрин Либрехт

Компендиум Лакановских Терминов, стр. 87-92

Воображаемое в теории Лакана непосредственно связано с рядом характерных понятий, большая часть которых была представлена в его статье о стадии зеркала (1949).

Этот ряд включает в себя понятия Gestalt (идеала), эго, идентификации, приманки, méconnaissance, зеркальности, двойника, объекта, (параноидного) знания и агрессивности. Из трёх регистров (порядков) субъекта воображаемое первым было представлено в работе и учении Лакана, и доминировало в его мысли до середины 1950ых.

Как таковое воображаемое не является фрейдистской концепцией, хотя Лакан говорит о том, что не стоит считать, что функция воображаемого отсутствует в текстах Фрейда. В своей работе над воображаемым Лакан полагается, по крайней мере, на три вещи: понятие Gestalt-а, этологию животных и раннюю теорию Фрейда о нарциссизме.

Согласно Лакану, функция Gestalt-а в поведении животных, которая особенно явно представлена в отношениях спаривания животных, представляет более ясное структурирование функции воображаемого у людей, чем это было возможно у Фрейда. Чтобы проиллюстрировать эту функция воображаемого в поведении животных Лакан обращается за примером к колюшке (Семинар I, стр. 183). Gestalten обнаруживается в запуске взаимодополняющего сексуального поведения самца и самки колюшки: они оказываются захвачены Gestalt-ом. Для животного субъекта типично, что он становится полностью идентичен тому образу, который запускает в нём определенную моторную деятельность. Человеческое же отношение к образу единства (Gestalt) обладает совершенно иным характером, что связано с фактом того, что приход человека в мир обусловлен структурно преждевременным состоянием, которое преодолевается на ранней стадии, стадии зеркала, посредством идентификации с единым образом тела. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Воображаемое

Компендиум Лакановских Терминов / Топология: Лента Мёбиуса между Тором и Кросс-Кап

Натали Шару

Компендиум Лакановских Терминов, стр. 204-210

Топология поверхностей

Краткая история

То, что позже обретёт имя топология, впервые было упомянуто Лейбницем (1646-1716) как анализ размещения (analysis situs), и этот же термин позже получит своё развитие в работах Эйлера, особенно в его работах посвященных многогранникам. Вскоре этой новой геометрией позиций заинтересовался Гаусс (1777-1855), который поспособствовал тому, чтобы этой дисциплиной занялся его ученик Листинг (1808-92). Листинг ввёл в обращение термин топология для определения этой “квази-математической дисциплины”, которая собственно ещё не существовала: “Так как термин ‘геометрия’ не характеризует должным образом такую науку, из которой исключены понятия меры и величины, и так как выражение ‘геометрия позиций’ уже занято за другой дисциплиной, а наша наука всё ещё не существует, я буду пользоваться термином ‘топология’, который нахожу удачным” (Pont, 1974, p. 110). Также Листинг определяет эту дисциплину как “учение о модальных отношениях пространственных образов”, и добавляет: “Я убежден в том, что она требует строгого исследовательского метода”. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Топология: Лента Мёбиуса между Тором и Кросс-Кап