Карл Юнг. Два письма к Иоланде Якоби

Два письма к Иоланде Якоби, в которых Юнг писал о некоторых «словах», которыми он пользовался для описания своих идей.

Письмо от 15 апреля 1948 года 

Текст взят с блога carljungdepthpsychology.wordpress.com

Я понимаю, о чем говорил Фордхэм, но это никоим образом не совпадает с моим пониманием объективной психики. Подобным образом мы говорим об “объективном мире”, не подразумевая при этом того осознаваемого нами объективного мира. Не существует такого объекта, который мы могли бы познать полностью. Тоже относится и к коллективному бессознательному, оно может быть познано лишь частично, и именно в этой мере оно и становится сознаваемым объектом. Несмотря на то, что оно не перестаёт быть бессознательным, тем не менее оно может быть познано. Оно проявляется именно так, как и вещественный мир, который частично познаваем, а частично — нет, неведомо также как и объективное реальное, как то, что мне известно. Понятие “объективная психика” было выбрано мною в противовес “субъективной психике”, которая совпадает с сознанием, что в отношении объективной психики не всегда справедливо.

Я хотел поставить вас в известность в отношении моей позиции, так чтобы вы могли воспользоваться моим определением, если вам это понадобится.

С дружеским приветствием,

Искренне ваш Карл Густав Юнг. Читать далее Карл Юнг. Два письма к Иоланде Якоби

Эрик Лоран. Два пола и Другое jouissance

Текст взят из журнала Lacanian Ink 40 «the body». Изображение — Марина Абрамович и Улай, перформанс ААА-ААА, 1977 год.

Эта полемика о сопоставимости мужских и женских желаний началась с того момента, как феминизм сшил социальную ткань современных индустриальных сообществ. Идентичны ли они и подобны, или же своеобразны и различны? И если это так, то насколько далеко можно зайти в отстаивании этого права на различие? Неужели столкновение неизбежно? И если имеет место некоторая отличительность, то является ли она препятствиям в этом поиске равноправия? Разве у этой борьбы за власть есть какое-то иное решение или же иной смысл отличный от отношений между противоборствующими силами?

Женщины просят избавить их от мужских бредовых идей о Другом поле, его блеске и загадочности. Они предпочитают сами говорить об этом, а также предпочитают считать самих себя скорее вторым, а не Другим полом. Разве мужчины не полностью сконцентрированы на собственном поле и патриархальной власти познания всего об эволюции мира? Разве факт того, что сегодня эта власть разделяется с женщинами во всём, не приводит к более высоким ставкам, к радикальному выбору между разделением и горизонтом ожидаемой комплиментарности? Что можно сформулировать как “женщина — это будущее мужчины”, или даже как “Одно — это Другой” (The One is the Other). Что психоанализ может добавить к этому? Психоанализ просто утверждает, что будучи отделенными от Другого jouissance мужчина и женщина находятся по одну сторону. Они разделяют лишь один вид jouissance — фаллический jouissance. В отношении же Другого у каждого из них свой путь, что, в свою очередь, неизбежно превращает их в два различных вида, что и представляется препятствием для культурального измерения полного сокрытия сексуации гендером. Читать далее Эрик Лоран. Два пола и Другое jouissance

Эрик Лоран. Психоз, или радикальная вера в симптом (2012)

Данный текст представляет из себя перевод английской транскрипции “Представления Темы Одинадцатого Конгресса Новой Лакановской Школы, Афины 2012”, который давался на французском языке на конгрессе НЛШ в Тель-Авиве, 17 июня 2012 года.

Как оказалось, этот текст Лорана доступен в другом переводе в 3 номере Международного Психоаналитического Журнала за 2013 год. 

 

Что мы называем “психозом”? Этот вопрос и является темой моего вступления к тому, что будет развито в подготовительной работе этого Конгресса так, чтобы в последствии пережить собственное скандирование в течении самого Конгресса. Я предлагаю заняться исследованием того, каким образом мы в своей сегодняшней практике считываем то значение, которое слово “психоз” несёт в психоанализе. Читать далее Эрик Лоран. Психоз, или радикальная вера в симптом (2012)

Компендиум Лакановских Терминов / Символическое

Кэтрин Либрехт

Компендиум Лакановских Терминов,  стр. 198-203

Символическое в теории Лакана обычно ассоциируется с превосходством языка в человеческом субъекте, в связи с чем сразу приходит на ум фразы о том, что “бессознательное структурировано как язык” или что “субъект расщеплен языком”. Но, тем не менее, роль и значение символического развивались в течении работы Лакана, что подразумевает определенную трудность разговора о символическом. Одним из путей описания этого развития является учёт смещения фокуса с превосходства речи и языка к символическому порядку, основанному на означающем фаллоса, свидетельствующим о фундаментальной нехватке, к символическому как цепи означающих, конституирующих основной логический процесс.

Превосходство символического, то есть языка и речи, выходит на передний план в статье “Функция и поле речи и языка в психоанализе”, более известной как “Римская речь”, в которой было провозглашено известное “возвращение к Фрейду”. Лакан считал собственной задачей показать, что “свой подлинный смысл эти [фрейдовские] концепции получают лишь тогда, когда они ориентированы в поле языка и подчинены функции речи” (Écrits, p. 39 / Функция и Поле Речи в Психоанализе). Но это не означает, что именно в тот временной период роль языка была впервые представлена на лаканианской сцене. Уже в своей статье о “Стадии Зеркала” (1949) Лакан писал, что язык “восстановит функционирование этого Я во всеобщем в качестве субъекта” (Семинар II, стр. 509). Позднее, начиная с 1950ых, Лакан утверждает, что символическое отношение, основанное на взаимном признании и порядке закона, учреждается прежде структурирующего образа эго, подразумевая что воображаемый опыт уже вписан в регистр символического настолько рано, насколько это можно помыслить. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Символическое

Субъект у Юнга / Юнгианская Самость: Субъект, Превосходящий Эго

Отрывок из книги Пола Кюглера «Вторжения в Немыслимое»

Одним из наиболее важных вкладов Юнга в западную историю субъекта было его осознание того, что в рамках личности имеет место не один, но два субъекта, что в те годы (1920ые) представлялось радикальной новой идеей. Юнг считал эго сознательным субъектом и артикулировал свою мысль о второй, более первичной психологической структуре, которая бы включала в себя сознательное и бессознательное измерения психики. Этого высшего другого субъекта Юнг назвал самостью. Эго в его отношении к самости занимает такое же положение, какое соответствует роли субъекта по отношению к дискурсу в случае критической теории. И поскольку картезианский субъект уступил своё онтологическое первенство языку, так и эго уступило своё первенство самости.

Самость была концептуализирована как инстанция, находящаяся в рамках психики и превосходящая эго, направляющая личность к взрослению и завершенности. Стремясь к репрезентации целостности психики, самость функционирует как само-регулирующееся образование, внутренняя система самопомощи. И хотя Юнг рассматривал самость ответственной за психическую целостность, создание личных ценностей, самоутверждение и индивидуацию, он, тем не менее, также признавал, что концепция самости является теоретическим домыслом:

«На данный момент я не обнаружил никакого устойчивого определенного центра в бессознательном, и я не верю, что такой центр может существовать. Я верю, что то, что я называю Самостью, является идеальным центром… мечтой о целостности» 1.

Юнгианская концепция самости лежит между модернистским понятием субъекта и пост-модернистским понятием дискурса или, возможно, бытием языка у Хайдеггера. И хотя своеобразное понятие самости отличается от того, что из себя представляет модернистский «субъект», оно всё равно несёт на себе ряд его характеристик: привилегированное положение, стремление к целостности, значение единства и исключительной идентичности.

Примечания:

  1. Цитата из книги Мигеля Серрано «Карл Юнг и Герман Гесс» [Miguel Serrano, «C.G. Jung and Herman Hesse: A Record of Two Friendships», tr. F. MacShane (New York: Schocken Books, 1968), p. 50]. В своих работах о самости Юнг осознавал, по крайней мере на теоретическом уровне, что самость-как-таковая принципиально непознаваема: «Я не хочу вводить в заблуждения, будто бы мне что-то известно о природе «центра» (самости) — потому что самость попросту непознаваема…» (Jung, CW 12, p. 327 / Карл Юнг, Психология и Алхимия). Для того, чтобы указывать на то, что самость является целостностью психики в отличии от эго, многие юнгианцы договорились писать Самость с большой «с».

Компендиум Лакановских Терминов / Воображаемое

Кэтрин Либрехт

Компендиум Лакановских Терминов, стр. 87-92

Воображаемое в теории Лакана непосредственно связано с рядом характерных понятий, большая часть которых была представлена в его статье о стадии зеркала (1949).

Этот ряд включает в себя понятия Gestalt (идеала), эго, идентификации, приманки, méconnaissance, зеркальности, двойника, объекта, (параноидного) знания и агрессивности. Из трёх регистров (порядков) субъекта воображаемое первым было представлено в работе и учении Лакана, и доминировало в его мысли до середины 1950ых.

Как таковое воображаемое не является фрейдистской концепцией, хотя Лакан говорит о том, что не стоит считать, что функция воображаемого отсутствует в текстах Фрейда. В своей работе над воображаемым Лакан полагается, по крайней мере, на три вещи: понятие Gestalt-а, этологию животных и раннюю теорию Фрейда о нарциссизме.

Согласно Лакану, функция Gestalt-а в поведении животных, которая особенно явно представлена в отношениях спаривания животных, представляет более ясное структурирование функции воображаемого у людей, чем это было возможно у Фрейда. Чтобы проиллюстрировать эту функция воображаемого в поведении животных Лакан обращается за примером к колюшке (Семинар I, стр. 183). Gestalten обнаруживается в запуске взаимодополняющего сексуального поведения самца и самки колюшки: они оказываются захвачены Gestalt-ом. Для животного субъекта типично, что он становится полностью идентичен тому образу, который запускает в нём определенную моторную деятельность. Человеческое же отношение к образу единства (Gestalt) обладает совершенно иным характером, что связано с фактом того, что приход человека в мир обусловлен структурно преждевременным состоянием, которое преодолевается на ранней стадии, стадии зеркала, посредством идентификации с единым образом тела. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Воображаемое

Компендиум Лакановских Терминов / Топология: Лента Мёбиуса между Тором и Кросс-Кап

Натали Шару

Компендиум Лакановских Терминов, стр. 204-210

Топология поверхностей

Краткая история

То, что позже обретёт имя топология, впервые было упомянуто Лейбницем (1646-1716) как анализ размещения (analysis situs), и этот же термин позже получит своё развитие в работах Эйлера, особенно в его работах посвященных многогранникам. Вскоре этой новой геометрией позиций заинтересовался Гаусс (1777-1855), который поспособствовал тому, чтобы этой дисциплиной занялся его ученик Листинг (1808-92). Листинг ввёл в обращение термин топология для определения этой “квази-математической дисциплины”, которая собственно ещё не существовала: “Так как термин ‘геометрия’ не характеризует должным образом такую науку, из которой исключены понятия меры и величины, и так как выражение ‘геометрия позиций’ уже занято за другой дисциплиной, а наша наука всё ещё не существует, я буду пользоваться термином ‘топология’, который нахожу удачным” (Pont, 1974, p. 110). Также Листинг определяет эту дисциплину как “учение о модальных отношениях пространственных образов”, и добавляет: “Я убежден в том, что она требует строгого исследовательского метода”. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Топология: Лента Мёбиуса между Тором и Кросс-Кап

Компендиум Лакановских Терминов / Борромеев Узел

Зита М. Маркс

КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР. 38-41

Фигура Борромеева узла, разработанная и пережившая несколько переопределений, позволила Лакану концептуализировать и проиллюстрировать взаимозависимость регистров Воображаемого, Символического и Реального. Регистры концептуально связаны таким образом, что в случае нарушения, разрыва или схлопывания одного, все остальные также оказываются этим затронуты. Также структура этого узла подразумевает неиерархическую организованность эти трёх регистров, то есть никакой из регистров не является более приоритетным, чем любой из остальных. “Никакого привилегированного пункта нет — цепочка строго однородна.” (Лакан, Ещё, стр. 154 / Encore, p. 130)

Борромеев узел является примером топологической структуры, одним из тех, которыми Лакан пользовался в своём учении, которое стремилось оказаться под влиянием формальной логики и математической формализации. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Борромеев Узел

Вольфганг Гигерих. Серьёзное Недоразумение: Синхронистичность и Создание Смысла.

В академической и научной сферах, считается самим по себе разумеющимся, что в обсуждении того или иного автора всегда основываются на исходном тексте его работ. Теологические работы о библейских событиях не будут выглядеть достаточно серьёзными, если автор знаком только с Библией короля Якова 1, и не был знаком с древнееврейским Старым Заветом и греческим Новым Заветом. Философ, пишущий о Платоне, обязан читать диалоги Платона в оригинале. Филолог, решивший предложить свою интерпретацию драм Шекспира, основывающийся только на его французском переводе, может вызвать лишь смех. Но, похоже, что этот принцип не работает, когда дело доходит до Карла Юнга. Множество опубликованных статей и работ о Юнге основываются на английском переводе его Собрания Сочинений (в дальнейшем GW и CW). И даже диссертации, произведенные университетским и академическими “юнгианскими исследованиями”, обычно выдают незнание Юнга их авторами, и в результате мы имеем дело с “R.F.C. Hall исследованиями” 2. Можно заявить, что нанесённый вред не так уж и велик, так как это всего лишь вопрос общих черт юнгианского мышления. Но это становится действительно проблематичным вопросом, когда мы имеем дело с обсуждением некоторых юнгианских формулировок. И, в этом случае, ярким примером является тема синхронистичности, которая определяется как “смысловые совпадения”, то есть, другими словами, тема непосредственно связанная с вопросом смысла.

Читать далее Вольфганг Гигерих. Серьёзное Недоразумение: Синхронистичность и Создание Смысла.

Примечания:

  1. Перевод Библии на английский язык, выполненный под патронажем короля Англии Якова I и выпущенный в 1611 году.
  2. Американское издательство юнгианской литературы.

Компендиум Лакановских Терминов / Идеальное Я

Югетт Гловински

КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР. 83-86

Лакан в Семинаре I (1953-54, стр. 169) указывал на однозначную связь между идеальным я и зеркальным образом, и на его основания в иллюзии целостности, что позже он развил в Écrits (1977, глава 1). Будучи gestalt’ом (целым), идеальное я функционирует как первичное целостное эго, и, будучи образом, оно — идеально.

В этом последнем определении Лакан опираясь на работу Фрейда, связывая идеальное я с нарциссическими процессами идеализации и величия, утверждал, что идеальное я является идеалом нарциссического всемогущества, происходящего из инфантильного нарциссизма. Таким образом, идеальное я основывается одновременно и на нарциссической идеализации, и на зеркальном образе целостности. Читать далее Компендиум Лакановских Терминов / Идеальное Я