Придерживаться Образа

Юнг и Лопес-Педраза были правы, утверждая о том, что в интерпретации сновидения вам нужно быть как можно ближе к образу, что нужно «придерживаться образа». Это действительно так. Но психология заключается в том, чтобы принимать образ сновидения по всей его полноте, а не только одну его половину — буквальный образ сновидения. Для того, чтобы действительно прилипнуть к образу, недостаточно сосредоточиться, как это происходит в случае психологии воображение, только лишь на его содержательной части, на семантическом уровне образа, так как в таком случае мы обманываемся его буквальным видом, так как мы считаем, что представленное в сновидении — это phainomena, или даже эпифании, откровения архетипических истин. В тех случаях, когда мы наивно воспринимаем сновидение, мы парадоксально не прилипаем к образу сновидения, именно потому что мы буквально прилипаем к образу. Для того, чтобы отдать должное образу сновидению , нам следует быть открытыми его логике или синтаксису, логической структуре сновидения, абстрактным формальным отношениям его отдельных элементов.

Вольфганг Гигерих, Smuggling Inherent in the Logic of the «Psychology of the Unconscious»

Завершен перевод книги Джеймса Хиллмана «Сновидения и Потусторонний Мир»

James_Hillman__The_Dream_and_the_Underworld_Cover

Цитата из последней главы «Об Отношении к Сновидениям» книги Джеймса Хиллмана «Сновидения и Потусторонний Мир»:

Только представьте терапевтические сессии, которые дают место материнской, детской, сексуальной вине, которые достаточно поздно обращаются к личным сражениям, которые теперь ведутся в семье, которые позволяют быть депрессии и головным болям, от которых пациент желает исцелиться. Только представьте психотерапию, которая живет в мире сновидений. Представьте это постепенное и окольное погружение в личную историю пациента и кризисы его развития. Мы придерживаемся непрямого пути анамнеза, следуем извилистому пути сновидений, предоставляем стопам сновидений самим прокладывать этот путь. Те события из прошлого пациента, которые потребуются душе, сами появятся в необходимое для этого время. Все элементы его истории: мать и отец, прошлые влюбленности и сегодняшние страдания, — всё это появляется в терапии через сновидения, через их образы. То, о чем мы будем спрашивать при первой встрече, будет сновидением, и тем, с чего мы будем начинать все следующие встречи, будут сновидения. Всё это ведёт терапевтические встречи к психической земле потустороннего мира, тому фону, к которому относятся как прошлое, так и теперешнее.
Часто сновидения забывают о том, что некоторые события сновидец считает своими травмами, будто бы им вообще не важны те проблемы, которые привели его в терапию. Сновидения уже стирают личную память жизни. Для терапии это возвращение к травматическим событиям и страданиям может значить восстановление героического эго. Забвение — таков образ действий потустороннего мира, и это значит, что мы не будем поддерживать пациента в его воспоминаниях, что мы стремимся растворить его воспоминания в сновидениях.

Читать всю книгу, или, если вы следили за переводом, можете ознакомиться с завершающими главами.

Цирки и Клоуны в сновидениях

Клоун

Переведена одна из последних глав книги товарища Джеймса Хиллмана. В этот раз она посвящена музыке, карнавалам и их пугающим персонажам, циркам и клоунам — тому как эти образы связаны со сновидениями, с потусторонним миром.

Традиционно несколько цитат:

Смерть, этот танцор в маске, этот незримый и разделяющий, тянет каждого из нас в собственный соло-танец, танец без партнера — танец, движения которого подобны рисункам на наших масках. Этот танец не может быть “реальным”…

 

То, что является слабостью для героя, является основной поддержкой для клоуна — наиболее чувствительное и больное место оказывается единственным ориентиром, когда все перевернуто вверх дном.

 

Смысл не в том, чтобы вести себя подобно клоуну, но чтобы учиться у него — создавать произведения искусства из наших бесчувственных повторов, наших кризисов и патологий, принимать лик смерти и мир сновидений, и видеть как они преображают обычные объекты в удивительные образы, а наши публичные маски в цели для насмешек.

Читать полностью

Пища в Сновидениях

Франсиско Гойя. Жертвоприношение Пану

 

Очередные размышленияДжеймсаХиллмана об образности сновидений. В этот раз он касается образов пищи в сновидениях. Читать

Нам не стоит привязываться к чёткому разграничению продуктов на те, которые связаны с потусторонним миром, и те, которые не связаны. Суть состоит в особой жертвенной атмосфере, которая трансформирует процесс принятия пищи в психический ритуал. И такие продукты, впоследствии, можно будет связать с Гадесом Гостеприимным, незримым хозяином пира жизни. В таком случае это ритуальное причастие может открыть путь к более простой близости с вашими “ушедшими”. Речь идёт о влиянии семейного прошлого, непрожитых жизнях или неосуществленных ожиданиях предков, которые мы можем неосознанно нести в своих жизнях. Сев вместе с ними за стол, мы начинаем кормить их, а они начинают подпитывать нас.

 

Душа требует пищи. Это представление можно обнаружить не только в распространенной по всему миру практике оставлять в могилах пищу и посуду для её приготовления. В Греции каждый год праздновали Антестерии, на которых угощали едой души (keres), которые возвращались из Аида в свои дома. Подобные ритуал можно всё еще увидеть в Ночь Всех Святых или Хэллоувин, в которую мы задабриваем съедобным людей в масках. Алхимики проводили процессы cibation(кормление) и imbibitio (увлажнение), в которых психическое, над которым работал алхимик, требовало правильной пищи и питья в определенный момент опуса созидания души.

 

Вестник Перевода #7

Густав Доре. Люцифер, Царь Ада

Продолжается перевод уже финальной и практичной главы книги Джеймса Хиллмана о сновидениях, в которых он рассуждает о различных группах образов сновидений, согласно предложенной им мифологеме Потустороннего Мира

  • Круглые Фигуры — о мандалах и кругах в сновидениях, об Ананке-Необходимости и кольцо-ярме как её символе.
  • Психопатия — о психопатических образах сновидений, об убийцах и насильниках в сновидениях, о неизменной сути души.
  • Лёд — о пространствах льда и холода в сновидениях, о холодной части души и о том, как с ней взаимодействовать

Об образах времени в сновидениях

Колесо Времени

Очередная глава книги «Сновидения и Потусторонний Мир», в которой Джеймс Хиллман рассуждает об образах времени в сновидениях:

Если же сновидение не разворачивается во времени, так как потусторонний мир не знает времени, тогда нам некуда устремить эти вопросы. Необходимо отказаться от своих надежд о будущем, во время работы с ними. Когда сновидение останавливает время, тогда и нам стоит остановиться, ведь иначе оно сместится в историю и унесёт нас в потоке времени. Мы можем остановиться, когда не рассматриваем сновидение как некую историю. И тогда у сновидения не будет финала. Это значит, что оно не происходит где-то еще, и что оно происходит постоянно. Сновидение застревает в себе, в своей образности, и потому должно рассматриваться согласно тому, что в нём происходит. Оно застревает в границах собственной структуры, подобно картине, в которой ничто не выделяется первым и ничего не выделяется потом, которую необходимо рассматривать через углубление и объединение отношений внутри её образа

 

В этой главе я пытаюсь восстановить ощущение различий дневных часов. Ведь часы дня также являются мифическими персонажами (греческие Оры) с собственными характерами. Время в сновидениях ссылается на области ночи – места обладающие собственными свойствами, места подобные двенадцати сферам ночи, через которые ночью в своей ладье плывет египетский Бог Солнца.

Вестник Перевода #6

Black Cat

Продолжаем перевод уже финальной и практичной главы книги Джеймса Хиллмана о сновидениях, в которых он рассуждает о различных группах образов сновидений, согласно предложенной им мифологеме Потустороннего Мира

  • Темные Фигуры — о темных фигурах, в облике которых смерть приходит в наши сновидения, и о том, как мы проецируем на сновидения различные социальные факторы
  • Болезни — о патологичных образах, взывающих к нам, например, посредством чувства вины
  • Животные — о животных сновидений и их способах нисхождения в мир мёртвых
  • Водные образы — о критике привычных интепретаций водных образов, о алхимии созидания души
  • Воспоминание и Забвение — о титаниде-реке Лете, следование которой ведет в потусторонний мир, которой следовали в своих поисках Фрейд и Юнг
  • Грязь и Диарея — о наших «туалетных сновидениях», «сортирном юморе» и богатстве Гадеса-Плутоса

Цель Сновидений

Эго Сновидения

Джеймс Хиллман, «Миф Анализа»:

Существуют расхождения между дневным и ночным Эго; обычно то, что мы делаем в сновидениях, шокирует проснувшееся Эго. Но, возможно, то, чем мы занимаемся в течение дня, в равной мере тревожит наше «я» из сновидений. Терапевтический анализ обычно пытается сблизить их. Он предпринимает попытки откорректировать мечтательное Эго, как старается трансформировать просыпающееся Эго в установки, способные нести большую ответственность за то, что случается ночью. Чем дальше, тем лучше, пока все касается ночной слепоты дневного Эго: конечно, оно должно учиться у сновидений. Но должно ли имагинальное Эго изменяться в свете нашего дневного видения? В этом случае взгляд на сновидение как на компенсирующую коррекцию приводит нас к неприятностям, так как при этом полагается, что «я» в наших сновидениях должно было бы реагировать, полагаясь на ценности дневного сознания. С такой выгодной точки зрения сновидения становятся «хорошими» и «плохими», и мы судим о правильном и неправильном своем поведении во время сна. Мы возвращаемся после сна к аналитику с раскаянием или радостью. Но должно ли все психическое быть положено на алтари библейских персонажей и подвергнуто их суждениям? Принадлежат ли сновидения Моисею, Иисусу и Павлу или Ночи и ее детям (Сновидениям, Гипносу, Танатосу, Старости и Фатуму, а также Гадесу? Разве душа состоит из вины? Я думаю, что ответственность за поведение мечтательного Эго и попытки его исправить, вероятнее всего, усилят прежнее Эго воли и разума. Когда мы воспринимаем сновидение как поправку к пережиткам вчерашнего дня или как инструкцию на завтра, то работаем на старое Эго. Фрейд говорил, что сновидение — это хранитель сна. И в самом деле, мечтательное Эго принадлежит семье Ночи, исправно служит ей и воспринимает ее инструкции на особом языке своего семейства: матери, брата, сестры. Возможно, цель сновидений заключается в том, что они ночь за ночью, год за годом подготавливают имагинальное Эго к старости, подчинению судьбе и смерти путем постепенного, тщательного погружения его в memoria. Возможно, цель сновидений имеет мало общего с нашими повседневными заботами и заключается в созидании души имагинального Эго.

Вестник Перевода #1

И так, наконец-то, полностью переведена очередная глава книги товарища Джеймса Хиллмана «Сновидения и Потусторонний Мир». За прошедшие две недели были допереведены три части главы «Психика» этой книги

Образы и Тени:

«Жизнь проживаемая в тесной связи с психикой действительно обладает постоянным ощущением потери»

«Покуда мы действуем как герои, нас направляет вина, и мы платим по её счетам. Наши действия скорее подобны гибели, и наши видимые достижения вызваны незримыми образами, которые не знают отдыха (как Сизиф), недвижимы (как Тезей, прикованный к скале) или же мучаются голодом и жаждой (как Тантал).»

Фигуры Сновидений:

Имя – это оказия, которая выделяется когда нечто ведет мозг к попыткам понять, почему сновидение повторяет эти незначительные, мимолетные полутона встречи прошедшим вечером или школьного двора из далекого детства.

Метафора Смерти:

Наша культура исключительна её игнорированием смерти. Искусство и праздники многих других культур (Древнего Египта, Этруссков, Элевсинской Греции, Тибета) почитали потусторонний мир. У нас же нет культа предков, но при этом мы жалостно ностальгичны. Мы не храним реликвий, но при этом коллекционируем антиквариат. Мы редко видим тела умерших, но при этом наблюдаем множества их имитаций в кино. Мы не видим как убивают животных, которых мы едим. У нас нет мифов о нисхождении в потусторонний мир, но, тем не менее, герои наших фильмов и музыкальной сцены похожи на теневых потусторонних персонажей.

Вестник Перевода #0

В начале июня мы начали переводить книгу Джеймс Хиллмана «Сновидения и Потусторонний Мир«. На данный момент переведена четверть книги.

За последнюю неделю бы добавлены следующие главы:

Подземный Мир и Потусторонний Мир:

То, что мы знаем и совершаем в жизни может быть совсем не связано с потусторонним, так же как одежда, которую мы носим, не имеет совершенно никакой связи с плотью и костями, которыt эта одежда скрывает. В потустороннем мире всё обнажено, и жизнь идет вверх ногами. Мы больше своих ожиданий, основывающихся на жизненном опыте, и мудрости, почерпнутой из этого опыта.

Потусторонний Мир и Психика:

Смерть – это фундаментальный страх профессии, но при этом она выступает в психологической работе наиболее активно используемой метафорой. Современный рост оптимистических терапий, которые сосредотачиваются на успешности, свободе, излечении и творчестве, является маникальной защитой от самой основы психотерапии, отреагированием провозглашенным терапией. Чтобы быть психо-терапевтом и работать глубинно, необходимо тем или иным образом взаимодействовать с Гадесом.

***

Мир мертвых полон существ. Парадоксально, но в мире мертвых одушевлено абсолютно всё. Не существует мертвых объектов, как и нет объективной смерти – в смысле трупов как вещей без души.