Майдан и Миф. Часть 1. Эдип-Дионис

Эдип и Сфинкс

«География – это судьба» (с)

Мы помним, как европейские врачи диагностировали и лечили Ющенко, а европейские наблюдатели помогали на выборах. И уже недавно снова европейские врачи лечили Тимошенко, а сейчас народ, собравшийся на Майдане, надеется на европейское исцеление политико-экономического сектора Украины, и некоторые оппозиционеры летают в Европу совещаться. Тогда протест выражался в противоборстве украинского и пророссийкого. Сейчас он выражается в противоборстве европейского и российского, и при этом украинское сейчас означает также и европейское.

Те же, кто занял критическую позицию в происходящем, обращают внимание на опасности этого соглашения с Европой. Они подчеркивают его губительность: в требованиях о повышении внутренних тарифов и, при этом, остановке роста зарплат и многих других вещах. А также возмущаются отсутствию социальных лозунгов на майдане. Ими (и не только) также обращается внимание на то, что присутствие в ассоциации никак не связано с присутствием в Европе, что этот шаг не особо и уменьшает дистанцию между Украиной и ЕС — не особо изменятся и границы с визами. ЕС, несмотря на соглашение, все равно останется далёк для страны территориально находящейся в Европе.

Исцеление (политики и экономики) и при этом опасность погубить (экономику), отдаленность (наличие некоего расстояния между) несмотря на территориальную близость или политическое соглашение. Во всем этом можно увидеть Аполлона: отца Асклепия, бога исцеления, Аполлона Улия — губителя, Аполлона Номия — даровавшего законы, Аполлона Фирея — стража дверей \ бога границ и, я бы сказал, таможенника. Таковы были некоторые эпитеты этого бога в Древней Греции, а сейчас он — олицетворение рационального сознания (родившегося в Европе) и порядка, Разума. Этого вечно юного миловидного юношу-бога можно увидеть в «красивых умных молодых людях», вышедших на майдан и поющих ему пеаны, зовущих прекрасноликого Феба, когда-то опалившего крылья спасающегося от Миноса-Тирана Икара, сына Дедала.

Когда зовут Аполлона, всегда стоит вспомнить об Эдипе — герое, судьба которого была столь трагично связана с этим дельфийским божеством. И в этот раз нам стоит вспомнить Эдипа-как-Треугольника: мать, отец и ребёнок. Ребёнок всегда загнан в тупик двух путей, которые выражаются в отце или матери, мужчине или женщине. И мы тут смеем обратить свой слепой взгляд и прошептать наш вариант выражения этого тупика: в Европе или России, ЕС или ТС.

До этого абзаца нам не хотелось говорить о второй стороне этого тупикового выбора — о России. Но заговорив о геометрической фигуре Эдипа, мы не можем не описать её вершины. Хотя нам даже и не хочется смотреть на Россию, которая возвела на аномальный пьедестал Норму-Афину, из-за чего эта богиня стала похожа на противную ей когда-то Медузу-Горгону, встретиться с которой взглядом означало бы окаменеть. Нам не хочется стать этим каменным истуканом, мы скорее настроены уничтожить памятники, напоминающие нам о Медузе-Афине-Россие.

Вобщем-то, неудивительно, что наш взгляд направлен в сторону Солнцеликого Номия (Даровавшего Законы), а не к окаменяющему взгляду Афины-Нормы — мы призываем Эдипа, чтобы тот справился со Сфинксом. И так, мы, похоже, определились с фигурами треугольника, то кто же находится в вершине Ребёнка? Украина? Народ Украины? Или же кто-то еще? Эдип — он, во-первых, Эдип-Царь, Эдип-Тиран, душа которого страдает за весь его болеющий от неизвестной напасти народ. К своему народу он обращается как к своим детям, его народ является его семьей. Несчастный президент отправляет своих помощников в Европу с разговорами об ассоциации и намёками о необходимости помощи от Европы для столь сильных перемен местной экономики, подобно Эдипу отправившему к Дельфийскому оракулу брата своей супруги, еще до того, как к нему пришел жрец с толпой юношей говорить о страданиях Фив. Эдип так и не смог понять ответ Божества, а потом гневно говорил с Тиресием, так и президент не смог не продолжить свой странный торг с отказом от подписания договора об ассоциации с европейским союзом. Он объясняет этот отказ заботой о своем народе, хотя скорее он заботится о себе.

Так же как одному предстояло стать причиной проблем Фив и покинуть их, так и второму предстоит рано или поздно покинуть свой пост, чего ему не хочется и что служит причиной столь своеобразного поведения в отношении ассоциации с ЕС. Народ Украины подобно народу Фив требует ухода царя-президента, боящегося что Пифия-Европа принесет дурные вести о его будущем. И это единственное объединяющее всех послание к Президенту и его Семье можно выразить словами Тиресия, обращенными к Эдипу:

“Я ж тебе велю —
Во исполненье твоего приказа
От нас, от граждан отлучить себя:
Земли родной лихая скверна — ты!”

Но изменит ли для нас уход Эдипа хоть что-то? Для этого стоит прислушаться к Хору в трагедии Софокла, который обвиняет в несчастье Фив Ареса, и зовет на помощь троицу Афины, Артемиды и Диониса. Хор предполагает отцом Эдипа Пана, Гермеса или Диониса, а не Аполлона. Именно это способно привести к пути, вне распутия Эдипа.

Так кого из богов же мы можем увидеть на Майдане среди протестующих? Как ни удивительно, но там точно можно увидеть Аполлона — в осознании законности происходящего и указание силам правопорядка на их границы. На нём можно увидеть и Афину — в нормативных требованиях отсутствия партийных символик, в настрое борьбы. Но еще важней увидеть там и других богов, ведь “боги никогда не приходят одни”. Несложно на Майдане увидеть воинственного Ареса в стычках и сопротивлении все тем же силам “правопорядка”. Но в этих неслучайно осенне-зимних событиях точно можно увидеть старуху Деметры, блуждающую по холодному миру в поисках своей дочери — и увидеть в ней, например, пенсионеров, неизвестно как переживающих последние зимы и неизвестно на что живущих (тут мы непрозрачно намекаем на прошедшую пенсионную реформу). В столпотворении на Майдане можно увидеть и Диониса, собирающего и объединяющего людей сопричастностью происходящего; Диониса, благодаря которому начинаются танцы и веселье, а также обнаруживается песок под асфальтом; Диониса, освобождающего от пут повседневного; Диониса, отца трагедии, а потому и отца Эдипа.

Боги, о которых мы говорим, это не те наивные представления о Богах-Отцах, Богах-Матерях, которые обладают сверхъестественной силой, что опять же было бы возвращением к Эдипу, освободиться от которого мы так желаем. Нет, Боги — это Машины Желаний (производящие желания, стремления, эмоции и в некой степени саму Жизнь), скрытые в сетях Имён, а точнее в сетях Эдипа, который только и умеет как называть всё своими именами. И потому мы говорим его словами: Европа/Россия, ЕС/ТС, Власть/Оппозиция и тд. Все эти имена и являются тем распутьем дорог, на котором свершается слепое пророчество Аполлона. Но и Аполлон — это тоже Эдип. И сегодня это легко увидеть — ведь не только президент является Тираном, победившим когда-то Сфинкса и потому правящим городом-государством. Когда мы надеемся, что Европа, в ипостаси Аполлона-Асклепия, исцелит наши политические, социальные и экономические проблемы, мы зовём Эдипа, который разберётся с нашими загадочными проблемами. Мы зовём Эдипа, который победит Сфинкса. В 2004 мы это уже делали, и тогда Ющенко-Эдип победил Януковича-Сфинкса. Потом Янукович-Эдип посадил своего Сфинкса — Тимошенко, и вот теперь у нас новый Сфинкс, и потому требуется новый Эдип, способный разгадать его загадки. Всё постоянно замыкается в этом треугольнике Эдипа-Сфинкса-Города, за которым незримо присутствует Аполлон, являющийся машиной, которая постоянно производит сюжет драмы Эдипа. И именно потому мы хотим обратить внимание на других Богов, на Желания отличные от Желания Понять/Исцелить. Потому что от Эдипа нет исцеления, потому что само исцеление — это движение в треугольнике Эдипа, которое, приводя к новой вершине, неотвратимо ведёт через следующий шаг к прежнему состоянию Эдипа-Ребёнка.

Чтобы освободиться от деспотической власти Аполлона, нам стоит обратиться к другим Богам, и, в первую очередь, к Дионису, столь отличному от Аполлона в наше буквалистское время. И не только потому что Дионис был любим своим отцом Зевсом, но и потому что Дионис вывел свою мать из потустороннего мира, из мира ночной темноты, в которой и начался сегодняшний Майдан. Именно поэтому, нам кажется, так важно то, что люди остаются на Майдане ночью, несмотря на протестные акции днём в выходные. Именно поэтому некоторые подчеркивают сложность первых лет ассоциации с ЕС. Но это все равно остаётся лишь буквальным поверхностным взглядом. Настоящее нисхождение в потусторонний мир может начаться с расфокусированого взгляда по сторонам — дома, на работе, на улицах города, — взгляда способного увидеть водителя маршрутки, которому за множество месяцев задолжали зарплату, или увидеть старика, убитого во время выступления против незаконной застройки. Заметить (и это значит намного больше, чем просто увидеть), а не вытеснить, подобно тому как это сделал Эдип, когда убил возничего колесницы на пересечении трёх дорог. И это заметить значит больше чем просто увидеть, но также и последовать вместе с ними по их пути, который ведёт и к протесту против подавляющих их законов, и к осознанию множественности этих дорог, которыми нам предстоит пройти. Потому что выбираться нам нужно не из лабиринта, в котором, как нам кажется, есть единственный правильный путь, но из сети, в которой есть множество дыр.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *