Животные

Перед тем, как приступить к размышлениям о животных в сновидениях, я хочу вам напомнить о том, что царство животных намного больше и разнообразнее нашего. Мы же являемся одними из его представителей, потому мы можем рассмотреть лишь несколько осторожных уважительных замечаний касательно их образов. Мы — граждане мира животных, с которыми, при этом, мы находимся не в лучших отношениях.

В глубинной психологии образы животных интерпретируют обычно как отображения инстинктивного, сексуального, дикого. Эволюционные теории и христианские предубеждения также являются частью подобной картины толкования. Я же предпочитаю рассматривать животных в сновидениях как Богов, как божественные, разумные, автохтонные силы, которые требуют уважения к ним. Неизменные принципы поведения, которым животные следуют в природе, подобны законам Дике и Фемиды, которые поддерживали структуру мира античных Богов. Экология похожа на политеизм, ведь она также раскрывает взаимосвязывающие и взаимоограничивающие принципы автохтонных сил, каждая из которых обладает собственной красотой и великолепием, а также является чем-то уникальным и, в тоже время, универсальным. Животные, подобно богам, нуждаются друг в друге, и потому следуют божественной справедливости ограниченности собственного вида.

Предыдущий параграф не так уж и надуман, как может показаться при первом прочтении. История искусства и религии (двух областей, которые исторически сложно разделить) демонстрирует нам, что Боги обладают животными формами, что жертв именно животных Боги ждут от нас, а также то, что отношения с животными требуют определенной чувствительности и ритуальности, подобной той, которую мы оказываем Богам.

Я не обращаюсь к витальной герменевтике в случае присутствия животных в сновидениях, так как я не предпочитаю считать образы животных отображениями наших инстинктов. Далее я попытаюсь отойти от интерпретирования животных в сновидениях как образов жизни, как образов отображающих нашу силу, амбиции, сексуальную энергию, а также как любые проявления раджаса (гуна страсти в индуизме), различных требований желания или же компульсивных грехов и пороков, которые мы в нашей культуре проецируем на животных, и продолжаем проецировать в наших интерпретациях сновидений. Если мы попробуем рассмотреть животных с точки зрения потустороннего мира, то увидим их как курьеров души и, возможно, как тотемных курьеров наших смертных душ, помогающих нам видеть во тьме. Для того, чтобы понять чем они являются и что они делают в сновидениях, необходимо уделить больше внимания самому образу сновидения, а не нашим реакциям на него. Подобно засидке на уток или же охоте на оленя, наше внимание должно быть полностью сосредоточено на образе животного, на любых его проявлениях, а также на нашем смущении и волнении от попыток следовать аккуратным проявлениям его спонтанности. Только тогда мы сможем понять то, что это животное значит для нас в наших сновидениях. Но ни одно животное никогда не содержит лишь один смысл, ни одно животное не значит просто смерть.

В нашей традиции мифов и фольклора потустоннего мира лишь несколько животных проявляется достаточно часто: собака Гекаты, Цербер Гадеса, темно-синий шакал Анубис; лошадь из колесницы Гадеса, всадника смерти и погонщика кошмарных образов; небольших птиц мы считаем душами ушедших, а крупных — крылатыми демонами смерти; змеи же считаются хтонической стороной Бога, той его частью, которая скрывается в незримом — в норах и полостях земли, которая воплощает в себе души умерших. Также мы можем отметить животных, которых приносили в жертву Богам и Богиням, принадлежащим к потустороннему миру: беременных коров приносили в жертву Теллус, свиней — Деметре, собак — Гекате. В некоторых сказках смерть принимала облик рыбы, волка, лисы. Некое неконкретное рогатое черное животное также часто служило образом смерти. Нередко этим животным оказывался черный козёл, которого, согласно Фарнеллу, никогда не любили герои (6). Черных и темных животных приносили в жертву хтоническим силам, особенно в классическое время.

Отдельно стоит поговорить о пауках, которые проявляются в сновидениях, потому что они обычно не связываюстя с символикой потустроннего мира. Пауков обычно связывают с Великой Матерью и вплетают в её иллюзорное полотно (Майя)  параноидальных историй, ядовитых бесед, отношений, из которых никак не уйти, а также их связывают с аналитическими фантазиями об анальности. Юнгианцы же порой рассматривают пауков как символы негативной Самости (некой черной восьминогой сущности, которая плетёт мандалы). Они могут утверждать, что образ паука свидетельствует о страхе перед бессознательным стремлением к интеграции.

Стоит отметить, что в природе пауки обычно живут в земле, но пауки из сновидений обычно появляются в воздухе ночного мира, который подобен хтоническому и пневматическому миру мертвых. Потусторонний мир обладает собственным разумом, неким хтоническим разумом природы, который плетёт свою сеть, чтобы ловить в неё взлетающие окрыленные фантазии. Помните ли вы слова Платона о том, что Гадес столь благодетелен, что души никогда не возжелают покинуть его царство? Оставь надежду всяк сюда входящий. Из паутины уже не улететь, и потому легко-крылый пуэрный дух более всего боится хтонического сознания. Потому не пробуйте разбираться с пауком, который посетил ваше сновидение. Обратитесь ко второй половине этого тандема, обратитесь к себе — к эго сновидения. И попробуйте увидеть, кто же вы в этом сновидении. Может вы Девочка Муфточка (*), присевшая на минуточку, или же вы — то слабое жужжание мыслей, обеспокоенных силами воображения того, скрытого за природой, глубинного ума, который организовывает вашу судьбу согласно собственному пониманию?

Основная мысль, которую я хочу донести до вас в этом эссе, состоит в том, что существует множество путей в потусторонний мир, соответствующих каждому животному. Нас туда можем привести собака, или же какая-то собака может преследовать нас до него, но также пугающий опасный пёс может преграждать наш вглубь. Мы можем попасть в потусторонний мир благодаря исступленному восторгу от жесткой езды на лошади, но можем и спуститься в него подобно птицам: щебеча, паря и пикируя, — благодаря внезапному вторжению духа. А также можно спуститься в мир мертвых следуя собственному свинству, которое в своих глубинах также обладает скрытой святостью. При этому не стоит буквализировать тот тип нисхождения в Аид, который презентует животное, связывая его с физическим животным. Животные в сновидениях являются скорее familiaris, немыми братьями нашей души или же лекарями души, которые понимают психические принципы иначе, чем наше дневное Эго, и которые таким образом являются смертью для бодрствующего мира.

Нам стоит уделить должное внимание животным, которых мы встречаем в сновидениях, особенно если учтём эти распространенные верования в то, что в животных воплощаются души наших предков. Согласно миру ночи, эти образы несут в себе те специфические душевные качества, то поведение и ту суть, для которых нет лучшей формы, чем форма животного.

Появление животных в сновидениях возвращает нас к Адаму. И мы находим его в пещере, в которой он рисовал животную душу на стенах подземелий воображения. Конечно же, разные животные обладают различными свойствами и формами витальности, и потому некоторые заявляли, что “животные в сновидениях символизируют инстинкты, они отображают нашу примитивность и дикость”. Но это не так. Во-первых, потому что они не принадлежат нам и не являются нами или же нашими частями. Во-вторых, потому что они не являются образами животных, но образами в форме животных. Эти животные из сновидений показывают нам, что и у потустороннего мира есть свои клыки и когти, и тем самым позволяют нам осознать, что образы — это всегда даймонические силы. Но, по крайней мере, мы можем оказать им то первобытное почтение, которое мы можем увидеть в Адаме, рисующем животных в темноте пещер,  который уделял столь много внимания каждому животному на своих рисунках, что, кажется, мог дать им имена. Нам нужны эти огромные пещеры и любящее внимание. И тогда они, возможно, смогут прийти к нам и рассказать о себе.

Жертва животного в сновидении может инициировать вас для нисхождения в потусторонний мир. Подобное действие не стоит рассматривать только с позиции дневного Эго, для которого оно будет значить жертвование чьей-то жизненной силы. Я могу привести в пример случай с женщиной, которая начала анализ со сновидения, в котором “ей надо было умертвить её пса”. Этим псом была немецкая овчарка, которых держали в их роду, и которая теперь принадлежит её дочери. Во сне она привела пса к ветеринару, который “усыпил её”. Можно увидеть в этом сновидении сочетание мифа о Деметре и Персефоне, мифологемы семейного духа-защитника, который бдительно следит за своим стадом, а также мотива о псе, который является духом указывающим путь в мир мертвых. Животное отправилось ко Сну и Смерти, и этой женщине также пришлось присоединиться к нему в этом, ввиду её чувств потери, летаргии и одиночества. Ветеринар оказывается также и животным-лекарем или же тем, кто обладает естественной природной мудростью, и потому способен провести обряд смертельной терапии для животного. После этого сновидения в дальнейшем последовало множество встреч с её предками, духами её умерших родственников, порочными желаниями и древними грехами. Её пёс больше не защищал её от пса. Её пёс теперь жил в мире снов, он копался в её сновидческой земле и доставал из неё всю грязь и все кости. Nekyia началась.

  • популярная английская детская потешка, одна из наиболее часто попадающих в печать в середине ХХ века:
    Девочка Муфточка,
    Сев на минуточку,
    Приготовилась съесть творожок.
    Тут пришел паучок,
    И присел рядом с ней —
    А она убежала скорей.

6. Farnell, Greek Hero Cults, p.155 (Козёл «связан» с Паном и Дионисом)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *