Грязь и Диарея

В главе о материале сновидения мы обращались к идее Башляра о пластичности психического вещества, о его подобии глине, клею, тесту, расплавленному металлу. Подобные представления связаны и с описанием потустороннего мира как реальности, состоящей из экскрементов или другой кашеподобной материи. Платон (в Республике, 363c-d) описывает эту материю как грязь. Аристофан в своих “Лягушках” говорит о фонтанах из экскрементов. Кереньи, описывая переход Геракла через болотистый Ахеронт, сравнивает его с болотами у Стимфалоса (35), а я бы еще добавил сравнение с Авгиевыми конюшнями. Дитрих в своем переводе текста о nekyia отметил, что присутствие в текстах ранних орфиков и христиан описаниях процесса очищения и потустороннего мир образов грязной бездны, крови, фекалий и нечистот отражают двойственный смысл диареи как объективного образа отвратительного предупреждения и субъективного симптома страха перед лицом этого образа (36). Также, нам стоит вспомнить, что, согласно представлением египтян, мертвые в потустороннем мире ходят вверх ногами, а содержимое их кишечника выходит через их рты.

Лабиринты кишечного тракта часто рассматривают как некий интериоризированный мир мертвых с его огнём, глубинами и серным смрадом (37). Также в нашей традиции можно обнаружить устоявшуюся связь между внутренностями и безумием (38), и даже представления о том, что именно в них живет душа (39). В медицине до сих пор урчание в животе (borborygmus) называют тем же словом, какое использовали в своё время Платон и Аристофан для описания грязных болот потустороннего мира. А в поздних орфических гимнах богиню мира мертвых называли borborophoba. Это имя можно проинтерпретировать в этом двойственном смысле страха экскрементов: та, которая сдерживает, и та, которая отпускает поток в случае ужаса (40).

Теперь, учитывая всё вышеперечисленное, мы можем увидеть, что сновидения с диареей являются достаточно серьезными свидетельствами движения в потусторонний мир, или же свидетельствами неожиданных и неудержимых проявлений потустороннего мира независимо от того кем мы являемся и где мы сейчас находимся. Диарея подобна смерти в том, что она проявляется тогда, когда ей этого захочется. Кал — великий уравнитель.

Такие сновидения являются свидетельством перехода границ. Диарея указывает дневному порядку его “края”. Одновременно происходит и распад, и созидание — старый король валится с ног и гадит подобно младенцу. Проявляется сатурнианская несдержанность, и сопутствующие ей унижения и насмешки. А, меж тем, Сатурн является покровителем уборных и нижнего белья. Кажется, будто бы анархия захватила мир, и всё чего мы желаем — это лишь скрытое и личное пространство под чьими-то трусами. Подобно северянину, который уже давно идём на юг, который уже давно мечтает об отдыхе, и обнаруживает его присев в туалете. Туалет подобен смерти желания, желанию смерти (41), шутке, дому шута.

Эти грязные шутки и этот туалетный юмор, рассматриваемые выше, происходят из замечаний  Фрейда, который связывал эти внутренности с анальной дотошностью, и Юнга, который связывал кишечный тракт и его продукты с творчеством, prima materia и алхимическим золотом. “Туалетные сновидения”, в которых мы ощущаем сильное желание испражниться, в которых мы сдерживаем вонючий напор канализационных вод,  в которых мы ищем среди толп людей некое уединенное место чтобы справить нужду, или же обнаруживаем, что уже замарали себя — все эти сновидения можно рассматривать как инициацию в потусторонний мир. Ведь подобный опыт — смертелен для бодрствующего Эго, чья чистота близится к божественной. Если обратиться к египетской образности, то можно сказать, что теперь анальное стало оральным, а то что сдерживалось — выплескивается наружу, и мы оказываемся среди вытесненного. Вспоминаете ту панику, которая охватила Фрейда относительно идей Юнга, когда ему казалось, что его психоаналитическая наука может лишиться своего контроля глубинной психики, и тогда произойдет “прилив черной грязи оккультизма”?

Это множество идей интерпретации кала, представлений о том, что же фекалии могут “значить”, как например: дар любви родителям, выражение творчества, контроль богатства и происхождение сознания, смерть внутри, рождение не-Я и появление объективности, негативная Самость скрытая в самых низких и вытесненных ценностях, тень шагающая за спиной, а также непристойные обряды всех народов и неисчерпаемость сортирного юмора — всё это свидетельствует о дискомфорте от богатства. А также указывает на архетипическое понимание богатства Аида и изобилия Плутона. Конечно же, потусторонний мир состоит также и из фекалий, ведь они отображают богатство постоянных образов фантазии. И тогда кал не стоит интерпретировать. Как отходы из отходов, фекалии представляют из себя то, что постоянно присутствует и постоянно заново производится. И их присутствие в сновидениях отражает потусторонний мир, с которым мы всегда связаны и от которого никогда не сможем избавиться.

35. Kerenyi, Heroes, p. 179.
36. Dietrich, Nekyia, p. 83.
37. Gilbert Duran, Les Structures anthropologigues de l’Imaginaire (Paris: Presses Universite de Paris, 1964), pp. 273-86.
38. E. Fischer-Homberger, «Zur Geschichte des Zusammenhangs zwischen Seele und Verdauung», Schewiz med. Wschr. 103 (1973). Она обсуждает теорию «копро-психиатрии», то есть идеи об аутоинтоксикации от фекалий в кишечнике, ведущих к психопатологиям. Предлагалось действительно геракловая терапия — промывание кишечника с помощью клизм.
39. Ernst Bargheer, Eingeweide Lebens — und Seelenkrafte des Leibesinneren (Berlin and Leipzig: du Gruyter, 1931), pp. 101-113.
40. Dietrich, Nekyia, p. 81.
41. N.O. Brown, «Life Against Death» (Middletown, Ct.: Wesleyan Univercity Press, 1959). Из последней главы «Экскременты»: «Это особое восхищение от экскрементов является восхищением от смерти».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *