Водные образы

В обсуждении этих водных образов сновидений (океанов, рек, озер, бассейнов, ванн) мы отойдем от привычного символизма очищения и крещения, догматичной мудрости и материнской утробы, а также уйдем от еще более общих связей с энергией жизни, Меркурием, и бессознательным. Вместо этого, мы обратимся к Гераклиту (фрагмент 36): “для души смерть — стать водою…” и (фрагмент 77) “для души услада или смерть статью влагою”. Юнг в своей работе “Rosarium philosophorum” (CW 16) расширил это понимание смерти души с помощью элемента воды. И там он также обращался к Гераклиту.

Если бы объединим слова Гераклита о воде и влаге с известным алхимическим принципом “ничего ни делать, пока все не станет водой”, тогда мы придем к тому, что делание начинается с умирания. Когда образ сновидения оказывается влажным, то это свидетельствует о стадии расстворения (dissolutio) и становления, в Башляровском смысле, более психологичным. Ведь вода — это элемент задумчивости, элемент рефлексирующих образов и их непрерывного, непостижимого течения. Влажность в сновидениях свидетельствует о том, что душа наслаждается собственной смертью, что она наслаждается этим процессом отпускания буквальных и четких представлений.

Погружение в воду расслабляет нашу сцепленность со своими представлениями и позволяет продвинуться дальше того, что раньше было тупиком. Эти “воды”, в которые погружается сновидец, могут быть чем-то подобным новому окружению или же новым телом его веры, которое захватывает и затягивает его в свои глубины или же, наоборот, может поддерживать. Они могут быть подобны новым сексуальным отношениям, в которые погружено тело. Они могут быть подобны реке, которая неудержимым потоком уносит вас куда-то (Посейдон был одновременно и рекой, и конём), или же быть рекой, в которой можно плыть чувствуя глубокую поддержку. Воды могут быть холодными и теплыми, и горячими, и несдерживаемыми, и мелкими, и чистыми — ведь, как говорил Башляр, водный язык богат метафорическими грёзами. В Аиде было как минимум пять рек: “чудовищная” Стикс, “пылающий огнём” Пирифлегетонт, “река воплей” Кокит, “река скорби” Ахеронт, и “река памяти и забвения” Лета. И снова, я хочу, чтобы вы обращали внимание на то, какого типа вода присутствует в сновидении, потому что нельзя считать, что вода всегда подразумевает поток жизни.

Водная инициация приводит к обновленной подвижности и текучести. Интерпретация сновидения часто связывает воду с эмоциями (аффектами или чувствами), но эта инициация также обладает неким объективным элементарным качеством, подобным самой воде. Если внимательно всмотреться в сновидение, то обнаружиться, что эта эмоция сосредоточена в сухой эго-душе, которая растворяется, но в не водах, которые просто присутствуют, прохладных, спокойных и принимающих.

То, что является наслаждением для образной души, является ужасом для эго-души. В сновидениях мы боимся быть унесенными горными речными потоками, затянутыми в омуты, захваченными цунами, которые обычно понимаются (сухими аналитиками) как свидетельства возможной опасности того, что сновидец может быть захвачен своим бессознательным в эмоциональном психозе, или что его сознание могут переполнить фантазии, что он может оказаться без опоры и без понимания происходящего. Гераклит же, подобно алхимической психологии, видит эту смерть в водах как способ растворения земли старой, в то время как образуется земля новая (фрагмент 36): “Душам смерть — стать водою, воде же смерть — стать землею; из земли же вода рождается, а из воды — душа”.

Буквальная зафиксированность в земных проблемах обездвиживает душу, и потому ей “смерть — стать землею”. Душа желает быть в движении, она желает быть потоком. Так как смерть также значит и душевное восприятие, тогда те же самые фиксации помещают душу в землю, а землю в душу, придавая материальному новый психический смысл. Психическое значит оформленное, ведь “из земли вода рождается”. Тогда мы можем увидеть и почувствовать ценность этих психических фиксаций. И это обновляет воды и душу.

Буквализация и зафиксированность убивают поток и приводят к забвению души, потому они и требуют растворения. И потом то, что было растворено, создает новый земной вал, препятствующий потоку. Таков этот вечно повторяющийся процесс, алхимический цикл созидания души, для которого необходимо растворение в воде. И потому бояться воды в сновидениях значит бояться быть окруженным или же тонуть в теле этого цикла, которые приносит столько наслаждения душе.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *