Практика

CAVEAT LECTOR — К вниманию читателя

Подобная глава не уместна в книге об образах, причем не уместна по двум причинам. Во-первых, потому что не стоит вдаваться в общие рассуждения об образах. И даже специфические сновидения, упомянутые в качестве примеров из личной практики, все равно будут обобщением. По своему определению, образ всегда точно выражен и несёт в себе признаки и внутренние связи, благодаря которым его можно понять. Те общие рассуждения, которые будут представлены в этой главе, могут помочь разве что в углублении понимания определенных групп образов. Но они не помогут в понимании любых образов, которые вы обнаружите в своих сновидениях. Потому, дорогой читатель, вам стоит иметь ввиду, что в этой главе вы не найдёте объяснения тому, что значат ваши сновидения.

Во-вторых, потусторонний мир указывает на психическую перспективу, на взгляд души, которому нельзя привести адекватных рациональных примеров. Добавление к вашему привычному подходу работы со сновиденими еще и потустороннего мира привдет лишь к предательству сновидений. Предпогалось, что предыдущие главы, которые вы прочитали, приблизили вас к душе, а вашу душу — к потустороннему миру. Наличие в данной книге главы с названием “практика” приводит к возможности превратного понимания этой книги, из-за “практических замечаний, которые помогут читателю”.

Особенно, стоит уделить внимание возможности неправильного прочтения “метафоры смерти” (pp. 64f). Те образы, которые её сопровождают, не являются ключом к сновидениям смерти, как если бы сновидения с черными псами, переполненными водой сосудами, зеркалами или же ямами в земле могли быть сигналами неизбежной и буквальной смерти. Никакая образность не может служить свидетельством буквальной смерти. Подобное понимание могло бы быть натуралистичным и дневным подходом к сновидению, как например, практически использовать сновидение в жизни, даже если они значат предсказание смерти. То, о чем говорят подобные сновидения, не может быть даже образностью потустороннего мира, ведь любое сновидение и любое божество, включая героя, обладает собственным стилем сопровождения нас в потусторонний мир, но лишь в том случае когда мы принимаем перспективу потустороннего мира. Мы не предлагаем вам образы потустороннего мира (подобно символам Великой Матери, Пениса, Самости), как если бы архетип был общей абстракцией проявляющейся в определенных группах символических образов. Но все обстоит несколько иначе, потусторонний мир — это перспектива самих образов, благодаря которой наше сознание входит или же инициируется в представления потустороннего мира. И вся та образность, о которой мы будем говорить на следующих страницах, способствует этой инициации. Когда они воспринимаются соответствующим образом, тогда они могут привести вас к совершенно различным инсайтам, отличным от ожидаемых.

И потому была написана эта глава, несмотря на все мои опасения, и, частично, ради них же. На следующих страницах у нас будет возможность обсудить массу идей и соображений, встретиться со взглядами которым я возражаю (потому что они столь близки мне?), предложить альтернативное отношение к темноте в наших сновидениях и в человеческой природе, её теням, патологиям, и холодной нечеловеческой дали. И ради вас, Читатель. Обычные книги о сновидениях всегда рассказывают нам о значении снов. Не стоит не учитывать тех архетипических ожиданий читателей, которые могут быть связаны с книгой, в названии которой есть слово “Сновидение”. Потому в этой главе мы будем пытаться проплыть между Сциллой причинения вреда читателю и Харибдой вреда сновидениям. Потому будьте внимательны к возможному использованию в вашей практике того, что вы обнаружите в этой главе.

Слово практика обладает неприятной историей: Гомер использовал его для описания коммерческих предприятий, а благодаря Платону это слово стала означать скорее техническое знание прикладных наук, позже Аристотель использовал его в связи с контекстом этики и политики. Потому тут мы попрощаемся с греками. Мы можем зафиксировать значение этого слова, предварительно сдвинув его смысл в сторону наших занятий за пианино, или же в спортзале, или на сцене — ближе к разминке, репетиции, ежедневным упражнениям. Мы практикуем ради осознания мелких деталей, которые в ином случае могу остаться незамеченными. Психотерапия сновидений — это также практика. Мы выполняем её упражнения не для того, чтобы стать практичными и полезными, но чтобы стать умелыми.

Ваш комментарий