Психика

Эти соответствия, что раскрывают мифологию психологической концептуальной системы, свидетельствуют о том, что классические мифы не являются просто частью прошлого и не принадлежат другому веку или же специалистам по Греции и Риму. Мифы все еще живы в наших фантазиях и симптомах, а также в наших концептуальных системах. Именно мифы являются тем, что оживляет эти концепции, как например “бессознательное” или “Ид”, и что определяет их убедительность. Мы верим Фрейду не из-за его логической аргументации или эмпирических фактов, доказывающих его теорию. Мы чувствуем уверенность из-за метафорического фундамента этой теории, который пробуждает в нашей памяти архетипическую реальность потустороннего мира.

Таким образом, наша работа о Фрейде раскрывает базовое положение архетипической психологии — взаимозаменимость психологии и мифологии. Мифология — это психология античности, а психология — это мифология современности. У древних, на самом деле, не было психологии, но у них были мифы, их придуманные истории об отношениях людей и сверх-человеческих сил и образов. Но у современных нас, на самом деле, нет мифологии, но у нас есть придуманные теории о людях и над-человеческих силах, которые сегодня мы называем полями, инстинктами, влечениями и комплексами. Это положение архетипической психологии (отличающее ее от других психологических систем) также является и методом ее работы, предлагающим возможность увидеть любое психологическое утверждение как фантазию или мифологему. Это самокритический анализ догматизма посредством мифов. Этот подход также применим и к любой истории или герою мифа. Освобождая их от мира легенд и направляя их вниз и внутрь, мы можем обнаружить насколько верно миф действует в психике и в особенностях ее ума и сердца. Мы пытаемся рассмотреть миф и психику со всех сторон, используя их для понимания друг друга и не допуская одностороннего взгляда.