Компендиум Лакановских Терминов / Отчуждение и Сепарация

Югетт Гловински

КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР. 9-13

Лакан в XI семинаре (“Четыре основные понятия психоанализа”) вводит понятия отчуждения и сепарации как две комплиментарные операции, необходимые для образования субъекта. В этом семинаре отчуждение связывалось с разделением, расщеплением субъекта, происходящим в результате выбора между смыслом (произведённым означающим) и бытием.

Выбор смысла приводит к исчезновению бытия субъекта (Лакан называл этот феномен aphanisis), выбор бытия приводит к тому, что субъект впадает в бессмыслицу. Таким образом, исчезновение бытия Лакан связывает с существующим в поле Другого означающим, рисуя отчуждение функцией внешнего поля.

Концептуализация Лаканом бытия субъекта в данной модели, похоже, отсылает к внутреннему биологическому или чувственному функционированию, тогда как смысл связан с другим, чем-то вне себя. И платой за смысл является исчезновение субъекта или, другими словами, затмение бытия субъекта, когда означающее учреждает своё господство.

С другой стороны, выбор бытия лишает субъекта смысла или значения, что, вероятно, приводит к невыносимому состоянию, так как субъект ищет смысл во всём. Какой бы выбор не был сделан, он в любом случае приводит к утрате одной из альтернатив. Субъект, посредством означающего, всегда отчуждён от своего чувственного функционирования, но, при этом, и сама возможность обретения смысла лежит вне пределов его/её досягаемости.

С понятием отчуждения Лакан обращается различным образом: в контексте отношения субъекта с собой, с Другим, с языком. В первом случае, разбирающимся Лаканом в первой главе Ecrits, субъект осознаёт наличие внешнего объекта смысла, единого зрительного образа, обеспечивающего одновременно и необходимое чувство целостности, и чувство отчуждения, разрыв с чувственной или биологической вещью. И хотя, на уровне воображаемого, субъект занят поисками иллюзорного образа себя как целостного существа, он тем не менее всегда оказывается отчуждён или же лишён своего сущностного биологического опыта бытия.

Образ себя предоставляет нам иллюзию единства, и в то же время связывает наше самоощущение с внешней реперной точкой (зеркалом, Другим). Субъект идентифицируется и со своим зрительным образом (другим), и с нехваткой в Другом. Этот образ — это искажение, защита, и, в то же время, наша реальность; он представляет субъекта в условиях как воображаемого, так и символического.

Во втором случае (разработанном в “Четырёх основных понятиях психоанализа”),  связывающем субъекта с другим, Лакан переходит от регистра воображаемого к регистру символическому, так как реперная точка ощущения смысла субъектом находится во внешнем агенте. В этом варианте отчуждение связано с символической кастрацией — Лакан переходит от зеркального феномена к области языка.

Ввиду того, что мы являемся говорящими существами, субъект расщеплён ввиду по факту вхождения в символический порядок. Означающее освещает отделение субъекта от себя, то есть разделение между мышлением и бытием, между сознательным опытом и биологическими/чувственными состояниями. Поэтому Лакан указывает на фундаментальную роль отчуждения в учреждении субъекта, а также на то, что означающее играет роль заказчика отчуждения. Отчуждение происходит в тот момент, когда бессознательное значение оказывается сконструировано, но, в этот же момент, субъект лишается бытия. (Laurent (1995) указывал на то, что введение концепций отчуждения и сепарации как двух конституирующих субъекта операций является разрывов с предыдущим акцентом Лакана на метонимию и метафору, конституирующих работу бессознательного).

В третьем случае, который сильно связан со вторым, основное внимание уделяется значению языка в определении места субъекта в цепочках означающих. Отчуждение связано с тем, что язык неизбежно приводит к тому, что субъект оказывается навсегда отделён от внутренного устремления, что он оказывается (расщепленным) субъектом лингвистического выбора.

Мысль, что связывает вместе все эти три варианта, состоит в том, что согласно концепции отчуждения субъект не может быть определён в категориях собственного самосознания, но только лишь посредством другого. Это способ описания отношений субъекта с другим, но также и формирования определенного образа себя, который функционирует в регистре воображаемого и граничит с символическим (тем, каким образом Другой и язык определяют субъекта). Мы не можем полагаться на собственное знания себя, и нам приходится обращаться к внешним условиям знания. Субъект определяет себя в цепочке означающих, а также согласно собственному jouissance (в отношении к Другому), и, следовательно, субъект обретает определение себя в поле, которое является внешним по отношению к нему. Субъект — радикально зависим от означающего.

Отчуждение, на уровне воображаемого, конституирует меня как moi; на уровне символического, отчуждение приговаривает субъекта к расщеплению между бытием и смыслом (смысл обретается в Другом и производится означающим). Между мышлением и бытием существует разобщенность, которую субъекту хотелось бы игнорировать (в воображаемом), удостоверяя себя в постоянстве собственного бытия.

В конце 16 главы “Четырёх основных понятий психоанализа” Миллер предлагает интересное различение между отчуждением субъекта, определение которого лежит во внешней для него области, и отчуждением, которое производится утратой “самосознания” (стр. 229).

Этот вопрос, который не был разобран Лаканом, вероятно указывал на различение между отчуждением как расщеплением между интуитивным самосознанием и рациональной дистанцией к себе (себе как наблюдателю), и отчуждением как расщеплением между внутренней субъективности и внешним означающим. В любом случае, стоить заметить, что субъекту необходимо интериоризовать и сделать личностно значимым это внешнее поле, хотя в этом процессе он и обречён на утрату прямого доступа к организменному или интуитивному сознанию.

Важно отметить, что Лакан не говорит ни о какого рода психической интериорности, для него любой личный смысл привязан к чему-то находящемуся во-вне, к чему-то другому. Описывая отчуждение, он подчеркивает дихотомию смысла/бытия, и неизбежность расщепления в субъекте, восприятия противоречивости собственного бытия.

Сепарация

Представленная в XI Семинаре сепарация является второй необходимой операцией для приведения субъекта в бытие. В то время как отчуждение имеет отношение к расщеплению в субъекте и противопоставлению смысла и бытия, сепарация связана с нехваткой, собственно, с распознанием нехватки в Другом. Она является интерсубъективным феноменом.

Сепарация, основывающаяся на фрейдистской концепции расщепления эго, в действительности является расщеплением фаллического объекта. Она учреждает распознание нехватки в Другом и в субъекте, признание ограниченности смысла и абсолютного знания.

Субъект находит в желании другого то, чем он(а) является как субъект бессознательного, и что актуализируется посредством нехватки или утраты Другого. Субъект предчувствует нехватку в Другом, то, чего Другой хочет, и располагает собственную нехватку напротив нехватки, воспринимаемой в Другом. Первым объектом, выдвигаемым субъектом как объектом утраченным или же нехваткой, является он(а) сам(а) — может ли она/он потерять меня? — фантазия чьей-то смерти или исчезновения (субъект производит нехватку в Другом следуя влечению к смерти).

Ребёнок для того, чтобы стать объектом желания матери, тщательно ищет такое место в ней (как другом), где она испытывает нехватку. Две нехватки накладываются, чем и создают связь между желанием субъекта и желанием Другого. Интерсубъективность отмечена утратой и нехваткой, распознанием желания, но не аффективным или интерсубъективным чувством.

 

Смотреть также: jouissance, желание

Другие термины: aphanisis, нехватка, moi, другой

Литература:

  1. Lacan, J. (1977) Écrits: A Selection (trans. A. Sheridan) The mirror stage as formative of the function of the I\ Chapter 1. New York: W.W. Norton.
  2. Lacan, J. (1981) Four Fundamental Concepts of Psycho-Analysis (trans. A. Sheridan), ch. 16. New York: W.W. Norton.
  3. Laurent, E. (1995) ‘Alienation and separation’. In R. Feldstein, B. Fink and M. Jaanus, Reading Seminar XL New York: New York University Press.

Ваш комментарий