Компендиум Лакановских Терминов / Объект а

Зита М. Маркс

КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР. 122-129

L’objet petit a, объект-причина желания, часто переводят как “объект а” или как “объект малое а”. Лакан полагал его одним из наиболее значительных и важных, введенных им определений, и его можно понимать как понятие, характеризующее психоанализ как способ исследования, подобно тому как математика или физические феномены характеризуют числом или количеством. Оно неразрывно связано с понятием фантазма, и подобно тому, как “жуткое” может представлять из себя элемент теоретического арсенала Фрейда, также являясь, вероятно, и теоретическим предшественником объекта а, последний может рассматриваться как элемент теоретического арсенала лакановской мысли. Оно играет ключевую роль в постепенном развитии и пересмотре работы Лакана, хотя его определение всё равно остаётся сомнительно сложным, а порой и случайным. Несмотря на то, что объект а является фундаментальной концепцией, выделяется среди остальных в плане его многоликости и противоречивости (Брюс Финк, 1995), что становится очевидно в случае попытки обрисовать его концептуализацию в течении годов теоретической работы Лакана, несмотря на то, что она не характеризуется серьёзными эпистемиологическими изменениями. Читателю Лакана полезно помнить о том, что его работу можно охарактеризовать как “наработки” (англ. work in progress), что особенно применимо в отношении объекта а. Тем не менее, следуя тому, как это понятия применялось в работе Лакана в отношении к, например, появлению субъекта, посредничеству субъекта и Другого, логике фантазма, повторению, желанию и тд — существует возможность предоставить ориентировочное определение объект а (ориентировочное, так как ему нельзя предложить исчерпывающего определения). Более детальное объяснение потребовали бы пояснений, задействующих алгебраические формулы и топологгию. И, более того, следует понимать, что большая часть работы Лакана остаётся не переведенной, и даже неопубликованной.

В начале важно провести различие между объектом желания, и объектом, служащим причиной желанию. Объект а можно определить как объект-причину желания, он не является чем-то желанным, но тем, что придаёт желанию движение. И, так как желание метонимично, то оно может двигаться, перемещаться от одного объекта к другому.

… не более чем сказать, что человеческое желание — это метонимия. Симптом является метафорой, нравится ли это кому или нет, также как и желания является метонимией, сколь бы смешным это вам не показалось. (Лакан, 1977, стр. 175)

Это различие критически важно, и, вместе с тем, это проясняется в обсуждении этой особенно неуловимой концепции, разрабатываемой Лаканом в 50ых-70ых годах, в её отношении к желанию.

Концептуальное происхождение объекта а можно провести от работ Карла Абрахама и введенного им понятия частичного объекта. Лакан упоминает работы Абрахама, а также на понятие переходного объекта Винникота в своей статье “Направление лечения и принципы его действенности” (Лакан, 1977). И, тем не менее, в большей степени именно Фрейду Лакан обязан созданием своей теории объекта а, потому что вj многих его работах, особенно в “По ту сторону принципа удовольствия”, неявным образом было выражено утверждение о том, что что-то находится вне символического (Фрейд, SE, XVIII). Также, стоит отметить несомненное влияние Хайдеггера на развитие концептуализации желания и знания, в которой объект а различным образом занимает центральное положение.

Scheme L
Диаграмма 7: Схема L. Источник: Лакан (1978)

Ранние разработки объекта а можно обнаружить в Схеме L, в которой была сформулирована диалектика интерсубъективности. В этой схеме Лакан разработал воображаемую ось а-а’, в котором эго отображается посредством а, и другой — а’. Её развитие представлено в теории стадии зеркала и в фигуре эго. Стадия зеркала, отражающая структурирующую стадию, а не хронологическую, описывает отношения идентификации, который имеют место между эго и другим, или эго и его двойником, в которых отношения с зеркальным образом неразрывно связаны с речью. Эффектом отношений а-а’ является образование разрыва, отчуждающего субъекта от его/её собственного образа, но, тем не менее, этот разрыв необходим, так как благодаря ему появляется возможность функционирования символических отношений:

… но, иначе как посредством этого разрыва, отчуждающего его от собственного образа, этот симбиоз с символическим, в котором он учреждает себя как субъекта к смерти, и может произойти. (Лакана, 1977, стр. 196)

Символическое посредничество отношений мать-ребёнок в дальнейшем разрабатывается в Схеме R, в которой субъект-ребёнок как субъект желающий производится посредством расщепления между эго-идеалом I и осью S-фаллос. Субъект идентифицирует себя с воображаемым фаллосом, так как он/она проецирует себя на место объекта желания Другого, в данном случае, матери:

.. в отношениях с матерью, учреждаемых в анализе не посредством его жизненной зависимости от неё, но посредством его зависимости от её любви, то есть посредством желания её желания, ребёнок идентифицирует себя с воображаемым объектом её желания постольку, поскольку для матери он символизируется фаллосом. (Лакан, 1977, стр. 198).

Таким образом, желающий субъект производится расщепление между S и I, посредством поля Реального, которое и понимается той областью, которая оказывается между I-e и i-M. То, что выпадает в этот момент, и называется объектом а.

Scheme R
Фигура 8: Схема R. Источник: Лакан (1977)

Обнаруженный в ранней Схеме L и более поздней Схеме R, а может пониматься как инстанция посредничества субъекта и Другого, а также отношений субъекта и эго-идеала, соответственно. Его развитие в обеих схемах служит демонстрацией того объяснения, которое Жак Ален Миллер предлагает в его “Комментарии к Графам”:

… прямая линия I M не может означать отношений между субъектом и объектом желания: субъект — это, по существу, срез ленты, а то, что выпадает, и называется объектом o. Причиной субъекта является желание Другого, но это желание не может быть артикулировано субъектом, оно всегда остаётся смещенным. (Миллер, цитируется у Лакан, 1977, стр. 334)

Последующее развитие объекта а можно обнаружить в алгоритме $◊a, логической формуле фантазма. $ репрезентирует субъекта, непременно расщепленного означающим в его отношении к объекту а, перво-объекту, и фантазму, соответственно, может быть помыслена как конституирующая субъект структура. Желание обнаруживается в расщеплении субъекта языком. Объект а лежит за границами означающего, таким образом он не может быть выражен в означающем, но он может быть распознан как объект-причина желания, и так как желание бесконечно смещается в цепи означающих, оно никогда не совпадает с ними.

В Семинаре V, “Образования Бессознательного” (1957-58), граф желания, в котором отображена работа означающего, объект а занимает центральное положение. Тем не менее, более строгое определение можно обнаружить в статье Лакана “Ниспровержение субъекта и диалектика желания в бессознательном у Фрейда” (Лакан, 1977). В объяснении субъекта психоанализа, являющегося субъектом бессознательного Лакан утверждает, что субъект является лишь “местом «сказанного между прочим» (inter-dit), к которому «выговоренное» (intra-dit) между двумя субъектами сводится — тем самым местом, где прозрачности классического субъекта расщепляется, подвергаясь последствиям fading’а” (Лакан, 1977, стр. 299). Согласно прочтению и интерпретации Марини, этот fading связан с “остановкой желания” (англ. the suspension of desire), с “затмением” (англ. eclipse) субъекта в означающем требования, с очарованием фантазма (Марини, 1992, стр. 175).

Объект а — это остаток операции конституирования говорящего существа, он не может быть ассимилирован, так как принадлежит к регистру Реального.

Дальнейшее развитие объекта а можно проследить в прочтении Лаканом “Пира” Платона в Семинаре VIII “Перенос” (1960-61). Именно в этом семинаре раскрывается метонимическая и метафорическая структура объекта а (Грин, 1983, стр. 169). Agalma, сокрытое, драгоценность, золото, содержащееся в фигурах подобных Силену, но обнаруживаемое в описании Сократа Алкивиадом, объекте его желания, репрезентирующем объект а, утраченный объект, что ищется в Другом. По причине того, что этот объект воспринимается как нехватка в означающем процессе, а также в Другом, субъект и становится субъектом желания. Сократ, согласно Лакану, осуществляет функцию нехватки, но его метод выявляет знание (Savoir), знание истины бессознательного желание. Существует непреодолимое разделение между субъектом и знанием в том моменте, когда знание вступает в игру, в момент познания утраты. Этот объект нехватки репрезентирует “неотражаемую природу (а)” (Грин, 1983, стр. 169).

Этот остаток, обусловленный желанием другого, также затрагивает и Большого Другого таким образом, что в результате нечто приобретает ценность привилегированного объекта. Именно по мере идентификации субъекта с этим объектом, объектом а, и конституируется фундаментальный фантазм, вокруг которой, следуя своему метонимическому пути, кружит желание.

Далее работа на объекта а продолжается в Семинаре VIII, хотя всё равно остаются заметны следы ранних попыток его артикуляции. Это наблюдение опирается на ранние заявления о том, что объект а — это действительно центральная концепция, которой отмечена работа Лакана, и определяется объект психоанализа. Семинар X, “Тревога” (1962-63), например, можно рассматривать как работу над уточнением объекта а, особенно в его отношении к тревоге, и его связи с желанием и фантазмом. И, тем не менее, проработка этой концепции в данном семинаре также полагалась и на ранние определения графа желания, структурирующего отношения субъекта с означающим. В этом семинаре появляется строгое различие между интерпретацией объекта у Лакана и у Фрейда. Согласно Лакану, объект находится вне символизации, а тревога возникает не по причине его утраты, но по факту обнаружения чего-то на его месте. И, более того, артикуляция объекта, которая рассматривает тревогу как учреждаемую “чем-то”, возникающим на месте, занятом объектом желания, лишает его воображаемого статуса, и более того ввиду обращения Лакану к Unheimlich. После этого семинара, можно утверждать о наличии некоторой теоретической связи объекта а у Лакана с жутким у Фрейда, а также об очевидном теоретическом объявлении Реального. Объект а функционирует как причина желания, и в Семинаре X утверждается, что “тревога является сигналом его появления” (Марини, 1992, стр. 188).

Парадоксальным образом объект а является и объектом тревоги, вещью, и причиной желания. И всё-таки, это желание обращенное не к нехватке объекта, но, как настаивает Лакан, “желание — это желание Другого” (Лакан, 1981, стр. 38).

В Семинаре XI (1964) объект а, привилегированный объект, который согласно Лакану был открыт психоанализом, оказывается чисто топологическим. Он является объектом, вокруг которого движется влечение, и именно в этом семинаре объект а более определенным образом связывается с Реальным, определяется как нечто, что производит некий эффект и лежит за границами означающей системы языка. Аналитик, подобно Сократу, должен занимать место этого объекта для того, чтобы способствовать обнаружению желания субъектом.

Разработка теории четырёх дискурсов в семинаре “Изнанка психоанализа” (1969-70) представляет объект а как то, что в эффектах дискурса является наиболее сущностным, но и наименее ясным. Оно занимает место знания в дискурсе аналитика, и будучи причиной желания, усаживает субъекта за работу. Посредством знания в качестве меры наслаждения, такая работа производит истину, и, как утверждал Лакан, в отсутствии отношений с истиной нет и нас (Лакан, неопубликованное). Тем не менее, объект а может представляться и как Unheimlich, когда мы не знаем истины собственных желаний.

В семинарах, что проходили с 1969 по 1981 (например, Encore, Le Sinthome), Лакан продолжает заниматься объектом а как целью психоаналитического акта, что было подчеркнуто в интервью “Радиофония” (1979), посвященном вкладу и месту психоанализа. В этом интервью Лакан утверждал, что “бессознательное является условием лингвистики”, но лингвистика им не занимается, так как она оставляет пустым то, что и производит эффекты в бессознательном — объект а. Именно в этом месте он и ccылается на объект а, как на цель психоаналитического акта (Марини, 1992, стр. 225).

Переход через фундаментальный фантазм (которая собственно и конституирует субъективность в отношении к желанию Другого), совершаемый в анализе, отображает процесс, посредством которого субъект приходит в место, характеризующееся иными отношениями с причиной желания — объектом а.

Объект а играет уникальную роль в конструировании фантазма и определении лингвистически структуированной субъективности. Он находится на стыке Символического, Воображаемого и Реального, и репрезентирует собой точку невозможности. Он непознаваем, хотя и обладает эффектами: объект а — это ничто.

Субъект религии, то есть тот субъект, который поддерживается религиозной верой, признаёт Бога как Другого. Субъект психологической науки — сознателен и рационален, и может обладать или же нет верой в Бога. Но субъект дискурса Лакана — это субъект бессознательного и другой в нём — это объект а.

Действительно оценить все последствия этого понятия, осознавая не только желание Лакан не фиксировать значения, но и признавая множество его движения и определений, значит понимать насколько ценным вкладом был объект а в психоаналитическом знании Лакана.

 

Смотреть также: агальма, желание, воображаемое, стадия зеркала, Реальное, схема, символическое

Другие понятия: означающее

Литература:

Fink, B. (1995). The Lacanian Subject New Jersey: Princeton University Press.

Freud, S. (1955) [1920] Beyond the Pleasure Principle, SE 18. The Standard Edition of the Works of Sigmund Freud. London: Hogarth Press.

Green, A. (1983) ‘The logic of Lacan’s objet a and Freudian theory: Convergences and questions’. In: Interpreting Lacan, Vol. 6. Edited by J. H. Smith and W. Kerrigan. New Haven: Yale University Press.

Lacan, J. Seminar XVII. ‘The other side of psychoanalysis’. Draft translation by Russell Grigg, unpublished.

Lacan, J. (1977) Écrits: A Selection. Trans. Alan Sheridan. New York: W.W. Norton.

Lacan, J. (1981) The Four Fundamental Concepts of Psycho-Analysis (ed. J.-A. Miller, trans. A. Sheridan). New York: W.W. Norton.

Lacan, J. (1998) (1975) The Seminar, Book XX, Encore 1972-1973, On Feminine Sexuality, The Limits of Love and Knowledge (ed. J.-A, Miller, trans. B. Fink). New York: W.W. Norton.

Marini, M. (1992). Jacques Lacan: The French Context (trans. A. Tomiche). New Jersey: Rutgers University Press.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *