Начат перевод книги Славоя Жижека «Как Читать Лакана»

9780393329551_300

Мы начали перевод книги словенского философа Славоя Жижек, посвященный пониманию (чтению) мысли Лакана. На данный момент переведено вступление и первая глава, объясняющая такие понятия как «пустой жест», «большой Другой», «символический порядок».

И, традиционная для таких постов о переводе, цитата:

Непревзойденным мастером подобного анализа был Клод Леви-Стросс, для которого пища всегда выступала также и в качестве “пищи для размышлений”. Три основных вида приготовления пищи (сырая, приготовленная и гнилая) функционируют подобно семиотическому треугольнику: мы используем их для символизации базовой оппозиции природы (“сырой”) и культуру (“приготовленное”), но также и процесс посредничества между ними (в самом действии приготовления). В фильме Луи Бунюэля “Призрак Свободы” есть запоминающийся сцена, в которой позиции приёма пищи и испражнения были поменяны местами: люди сидели на унитазах вокруг стола, и приятно болтали, а когда кому-то хотелось поесть, он осторожно спрашивал экономку: “где тут у вас это место, ну вы понимаете?”, и ускользал в небольшую задннюю комнату. В дополнение к Леви-Строссу, трудно не предложить идею того, что экскременты также могут служить пищей для размышлений: разве три основных формы унитазов не формируют достойный антипод треугольнику приготовления пищи Леви-Стросса? В традиционном немецком унитазе отверстие, где исчезают экскременты после того, как мы сливаем воду, расположено немного впереди, таким образом, экскременты сначала предстают нашему взору, их можно рассматривать и проверить на наличие признаков заболеваний. В типичном французском унитазе, наоборот, отверстие расположено в задней его части — чтобы экскременты исчезали как можно быстрее. И наконец, американский унитаз — это своего рода синтез, связующее звено между двумя противоположностями — емкость наполнена водой, в которой плавают экскременты — на виду, но не доступны для рассматривания. Не удивительно, что во время знаменитой дискуссии о европейских унитазах в полузабытой книге «Я не боюсь летать» Эрика Йонг с насмешкой заявляет: «Так вот в чем объяснение всех тех ужасов третьего Рейха. Люди, которые построили такие туалеты, способны на все». Очевидно, что ни один из этих вариантов не служит исключительно практической цели: здесь явственно различимо идеологическое отношение к тому, как следует относиться к неприятным экскрементам, которые выходят из тела.

Гегель одним из первых предложил интерпретировать географическую триаду Германия-Франция-Англия как выражение трех типов: немецкая задумчивая скрупулезность, французская революционная поспешность, английский сдержанный прагматизм. В рамках политических установок эту триаду можно интерпретировать как немецкий консерватизм, французский революционный радикализм и английский умеренный либерализм, а в вопросе доминирования одной из сфер жизни социума — как немецкую метафизику и поэзию, французскую политику и английскую экономику. Ссылка на типы туалетов дает нам возможность не только распознать подобную триаду в наиболее интимной сфере (испражнении), но еще и вывести лежащий в ее основе механизм трех типов возможного отношения к испражнению: двусмысленная задумчивая заинтересованность; спешная попытка избавиться от неприятных испражнений как можно быстрее; прагматичный подход относиться к ним как к обычному явлению, от которого нужно избавиться должным образом. Поэтому ученый может сколько угодно провозглашать за круглым столом во время дискуссии, что мы живем в пост-идеологическом мире — но как только он выйдет из-за стола и отправится в уборную, он снова полностью погрузится в идеологию.

Как Читать Лакана

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *