Майдан и Миф. Дополнение. Геката

Геката

Рассматривая события последних недель через призму мифологий, я не смог не обратить внимания на определенные соответствия, также могущие быть значимыми, и пополнить пантеон мифологического Майдана новыми персоналиями. Что может оживить девушку, убитую на майдане во время ночного штурма 30 ноября? Что может превратить избитых детей в сорокалетних мужчин и семидесятилетних старцев? Что может ночью обратить человека в зверя: ягуара, тигра или беркута, а потом опять придать ему человеческий облик от прикосновения цветка, вставленного в щит девой, от звуков музыки, например, гимна, исполненного девой на пианино, или хлебов, щедро наделяемых девой, например, заместителем госсекретаря США г-жой В. Ноланд? На это способна древняя сила, носящая имя магии и волшебства, подпитывающая воображение, не позволяющая разуму обуздать бессознательное, напоминающая Зевсу, что, даже сбросив Титанов в Тартар, он сам от этого не перестал быть Титаном.

Покровительницей магии у древних греков считалась Геката. Светоносная, подобно Аполлону, богиня не выдержала испытания бременем гендера и отошла в тень Феба, наводящего порядок среди всего этого хтонического недоразумения. Вместо сияющих солнечных стрел богине достался лунный свет (а то и вовсе – жалкий факел тайного ритуала, налобный фонарик или аварийная лампа) и змеи, шипящие в волосах.

И все же, несмотря на вышеупомянутое, Майдан окутан волшебством. Стоящий на пересечении двух дорог, он является одним из тех немногих мест, где после соответствующих действий можно лицезреть богиню. И она действительно являет себя во время ночных штурмов, отождествленная с Селеной, создавая тени, с которыми на следующий день примется бороться Мусагет с помощью популярных украинских групп, фейсбука и громадського телебачення. Близость к Селене, а значит и Артемиде, позволяет Аполлону помыкать богиней, выжимая в тень проявления магии, связанные с женским началом, созидательным по известным причинам. Невидимые женщины дежурят на кухнях, нарубая бутербродики, но, когда они поднимают свой голос с требованиями социальной справедливости, им быстро указывают место 300 спартанцев из «правого сектора». С другой стороны, именно феминные черты Гекаты являются лучиком света в темном царстве. Происходя из семьи, в которой женщины регулярно подвергались изнасилованиям (мать — Астерия, сестра – Лето), Геката испытывает отвращение к любым проявлениям мачизма. Майдан достаточно быстро нейтрализовал кровожадные речевки ультраправых, оставив миролюбивое прославление страны и героев. «Неодолимая», богиня бродит среди символических могил, вызывая души мертвых: и действительно Ющенко, Катеринчук, Балога, Медведчук и иже с ними выплывают из собственного небытия. Римская «Тривия» она предстает в виде трех соединенных форм: боксера, карикатурного фашиста и парня, честно заработавшего свой первый миллион. Впрочем, следует со вниманием отнестись к замечанию А.Тахо-Годи, что Геката может погубить классический героизм, переведя его на службу темных сил. Сочетая в себе светлую и мрачную стороны, Геката Майданная может символизировать стремление к равновесию, сохранению баланса нового и старого, то есть некий суррогат, возможно именуемый неотрадиционализмом, когда в одном человеческом существе бесконфликтно уживается «кшатрий-запорожец» и «менеджер среднего звена транснациональной корпорации» (в этом контексте кажется уместным упомянуть атрибуты богини: факел, ключ, кинжал и… плеть). Вот что об этом пишет Гесиод:

Был ей и звездным Ураном почетный удел предоставлен,
Более всех почитают ее и бессмертные боги.
Ибо и ныне, когда кто-нибудь из людей земнородных,
Жертвы свои принося по закону, о милости молит,
То призывает Гекату: большую он честь получает
Очень легко, раз молитва его принята благосклонно.
Шлет и богатство богиня ему: велика ее сила.
Долю имеет Геката во всяком почетном уделе
Тех, кто от Геи-Земли родился и от Неба-Урана,
Не причинил ей насилья Кронид и не отнял обратно,
Что от Титанов, от прежних богов, получила богиня.
Все сохранилось за ней, что при первом разделе на долю
Выпало ей из даров на земле, и на небе, и в море.
Чести не меньше она, как единая дочь, получает,-
Даже и больше еще: глубоко она чтима Кронидом.
Чести не меньше она, как единая дочь, получает,-
Даже и больше еще: глубоко она чтима Кронидом.
Пользу богиня большую, кому пожелает, приносит.
Хочет,- в народном собранье любого меж всех возвеличит.
Если на мужегубительный бой снаряжаются люди,
Рядом становится с теми Геката, кому пожелает
Дать благосклонно победу и славою имя украсить.

Отдельно следует рассмотреть связь Гекаты с оборотничеством. Покровительствующая волшебству, богиня сама, по сути, является оборотнем. Сиятельная и божественная, присутствующая во всем, наделяющая дарами у Гесиода, она предстает злобным уродом, блуждающим между могил под собачий лай у поздних авторов. Это не удивительно, потому что, присутствуя во всех состояниях сознания, щедро вознаграждая желание увидеть мир, Геката противостоит Аполлону, воплощающему разум аналитический, направленный в одну точку, свет которого, соответственно, затмевает все выходящее за четко прочерченную границу осязаемого. В контексте майдана функция Гекаты может состоять в том, чтобы, оттеняя «явь» текущего момента, проливать свет на потаенные уголки, например, показывая то, что в тени олимпийского сияния Аполлона-Номоса скрывается Стреловержец-Ликий, Аполлон-Волк. Неопределенный свет Гекаты позволяет на краткий миг увидеть, что за пафосным олимпийским сиянием лозунгов политиков кроется крайне не хитростные, «волчьи» инстинкты: бабла и власти. Что вместо пришествия эона Логоса, просто одно поколение порожденных Геей-Землей титанов пытается подмять другое. Собственно в этом и состоит упомянутая выше угроза, которую несет богиня классическому героизму в виде политического (нео)либерализма, что практически безраздельно царит на майдане, подрывающего дух коллективизма, испытывающего отвращение к солидарности, не опирающейся на мифологию. Классический герой, не нашедший путь к собственному коллективу, превращает тот в своих глазах в послушное стадо, а сам становится Эдипом, убившим отца, совокупляющимся с матерью, но до последнего считающим, что все это необходимо совершать в соответствии с буквой закона и в рамках конституции, наивно полагая, что «герой (как и солдат) ребенка не обидит в принципе». В этом смысле, опознавательный девиз майдана «Героям слава!» приобретает воистину Эдипов смысл. Хотя было бы преувеличением приписывать весь разновидности майдановского героизма к классическому типу. Очень распространенным, а иногда и доминирующим является хтонический героизм, героизм фетиша, которым в данном случае является само место. Каждый, вступивши в майдановский круг, проходит символическое очищение, приобщаясь к дарам, смысл которых может быть разным, а иногда и диаметрально противоположным. Этим можно объяснить то, что на майдан нимб героичности появляется над головами консерватора Маккейна, выступающего против абортов и санкционирующего военные интервенции в независимые государства и сопутствующие им убийства мирного населения; защитником свободы и послом мирного протеста становиться горе-президент Саакашвили, разгоняющий водометами в собственной стране демонстрации; за справедливость ратует бывший глава киевской милиции Ярема, бывших подчиненных которого после событий на Банковой редко кто не назвал животными. Симбиоз классического и хтонического героизма превращает в коллективного Эдипа всех стоящих на майдане (-ах). Как ни странно это признать, но все мы влекомы одним желанием — обладать Великой Богиней, матерью-Землей, Украиной и ради преодоления этой глубинной фрустрации можем зайти далеко, возможно, пройдя путь тирана из Фив.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *