Вестник Перевода #4

Сновидец

Переведена глава из книги Хиллмана об «Эго Сновидения» об действительно субъективном подходе к сновидениям, Геракле как прообразе современного сильного эго, сновидениях как инициации, двух видах душ и многом другом.

Достаточно сложно понять то, что все фигуры сновидения,включая меня, могут быть восприняты как актеры театра масок, играющие роли своей смерти. Дионисийский аспект Гадеса действительно делает сновидение близким драме, как и утверждал Юнг. Иногда сновидение недвусмысленно обращает на это внимание: мы оказываемся в фильме, опере, на сцене исторической новеллы или маскарада. В драме наших сновидений ты и Я, даже если мы оказались зрителями, одеваем маски подходящие персонажам, которых мы должны сыграть так, как мы должны их сыграть.

Из-за того, что эго мира дня сильно связано с объективным уровнем, его тень, эго сновидения, оказывается не на своём месте в потустороннем мире. Оно действует согласно привычкам верхнего мира. В сновидениях мы убегаем от преследователей, боимся быть обманутыми, жестоко обращаемся с животными, бежим от тьмы к свету, боимся странного и подозреваем незнакомое. Снова и снова мы находим “причины” покинуть тень.

Всё в сновидении, кроме эго, действует так как должно действовать, следуя душевной необходимости согласованности со странствующему путем её замыслов. Река должна быть пересохшей, мост – высоким, дерево – выкорчеванным с корнем, пёс – убегающим, на вечеринке должен скрываться отравитель, стоматолог должен требовать удаления всех зубов, и только поведение эго вызывает подозрение. Эго пытается поступить неправильно и совершить неверную оценку, потому что оно только пришло откуда-еще и не может видеть во тьме.

 

Читать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *